Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Юридические науки
Гражданский процесс, арбитражный процесс

Диссертационная работа:

Гатин, Айрат Ахмадуллович. Производство по делам об оспаривании ненормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих в гражданском и арбитражном процессе : диссертация ... кандидата юридических наук : 12.00.15 / Гатин Айрат Ахмадуллович; [Место защиты: Сарат. гос. акад. права].- Казань, 2011.- 169 с.: ил. РГБ ОД, 61 11-12/1020

смотреть введение
Введение к работе:

Актуальность темы исследования. Производство по оспариванию решений и действий (бездействия) представителей публичной власти является сложным процессуально-правовым институтом, который непосредственно связан с такими категориями, как правовое государство, гражданское общество, механизм государства, судебный контроль, осуществление прав, свобод и законных интересов граждан и организаций. В теоретическом и практическом смысле актуальность проблематики «публичное производство» предопределена преобразованиями, которые происходят во всех сферах общественной жизни России (политической, правовой, экономической), становлением правового государства и реализацией идеи гражданского общества. В современных условиях возможность по оспариванию ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов государственной и муниципальной власти, иных органов, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих приобретает особое значение, позволяя определить степень демократизации общества, в том числе возможность населения по устранению препятствий в осуществлении принадлежащих им благ. При этом доступность средств борьбы с правонарушениями, совершаемыми представителями власти, зависит не только от фактической обстановки в стране и от деятельности правоприменителя, но и от совершенства законодательства. Неоднозначность действующих правовых норм, пробелы в федеральных законах, правовые коллизии между ними на сегодняшний день оказывают существенное влияние на реализацию субъективных гарантий, закреплённых в Конституции РФ и нормах международного права. Ч. 2 ст. 46 Конституции гарантирует обжалование в суд любых решений, а также действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц. Вместе с тем, с учетом положения ч. 1 ст. 46, которое гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод, следует полагать, что и ч. 2 ст. 46 гарантирует каждому право обжалования в суд любых решений

(действий), которые, по мнению лиц, подающих жалобу, затрагивают (нарушают) их права и свободы.

В социальном аспекте производство по оспариванию решений и действий (бездействия) органов и должностных лиц государства предопределяет реализацию справедливости в отношении нарушителей закона, а также позволяет решить вопрос о возможности восстановления нарушенных общественных отношений, прав, свобод и законных интересов лиц, пострадавших от правонарушения.

Низкая планка законодательной техники в области
публичного производства во многом предопределила современную
правоприменительную практику, которая развивается

самостоятельно и зачастую в отрыве от общих правовых принципов. Примером такой автономности может служить постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.02.2009 № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих» (далее - Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009). Несовершенство смыслового значения используемых в нём правовых категорий, необоснованные выводы по базовым процессуальным вопросам, отсутствие логики в проведении анализа некоторых положений действующего законодательства и игнорирование основных особенностей публичного производства -это далеко не полный перечень недостатков, которые мы можем наблюдать в указанном документе.

Не способствует активному применению правовых норм о публичном производстве отсутствие отдельной статистики в высших судебных инстанциях по делам об оспаривании ненормативных правовых актов, действий (бездействия) и решений органов власти и должностных лиц. Материалы статистики Высшего Арбитражного Суда РФ по спорам, возникающим из административных правоотношений, показывают, что если в 2005 г. количество таких дел, рассмотренных в первой инстанции, составляло 1080559, то в 2006 г. показатели снизились до 654920, в

2007 г. - до 444296, в 2008 г. до 414266, а в 2009 г. до 397772 дел. Таким образом, мы наблюдаем сокращение числа обращений в суды высших инстанций по делам публичного производства, что, безусловно, связано с качеством работы судов первой инстанции и деятельностью законодателя.

Схожий круг проблем возникает при соотношении правовых норм, регламентирующих производство по делам об оспаривании решений и действий (бездействия) представителей власти в гражданском и арбитражном процессе. Идентичность данных видов судебной деятельности продиктована, прежде всего, их правовой природой, однако в Российской Федерации наблюдаются существенные отличия между ними, что порождает большое количество теоретических и практических проблем. Их разрешение на государственном уровне сегодня малоэффективно, поэтому основная нагрузка по формированию качественного нормативного элемента приходится на современную правовую доктрину.

Степень научной разработанности темы исследования. Проблемы публичного производства российские и зарубежные учёные начали разрабатывать достаточно давно, и исследования в этой области продолжаются. Сегодня интерес вызывают процессуальные особенности рассмотрения отдельных категорий дел, возникающих из публично-правовых отношений. Изучением этих вопросов занимаются как фундаментальные, так и отраслевые науки, а в последнее время вопросы публичного производства получили отражение в работах представителей специальных наук (таких, как гуманитарное право, прокурорский надзор, нотариат и

др)-

Среди авторов, посвятивших свои научные исследования теоретическим и практическим вопросам публичного производства, следует выделить А.Т. Боннера, Ю.А. Попову, Ю.Н. Старилова, Д.М. Чечота, которые вывели понятие административной юрисдикции и судебного контроля в сфере публично-правовых отношений, установили круг участников процесса по оспариванию решений и действий представителей власти, выявили особенности их процессуальных прав и обязанностей. Также комплексные исследования, в которых затронуты теоретико-методологические

основы публичного производства, провели Д.Н. Бахрах, А.А. Дёмин, СВ. Никитин, О.В. Исаенкова и Я.С. Гришина, Л.В. Туманова. Теорию административных исков в рамках публичного производства разработали такие авторы, как И.М. Зайцев, М.Я. Масленников, В.В. Мохорева, А.Б. Зеленцов и Ф.Ф. Яхин. Процессуальные особенности рассмотрения отдельных категорий дел по оспариванию решений и действий (бездействия) органов власти и должностных лиц стали предметом исследования М.И. Горлачевой, Н.В. Спицыной, Т.В. Ширяевой, Е.И. Цацулиной.

На данный момент в теории гражданского процессуального права разработано понятие производства по делам об оспаривании решений и действий (бездействия) представителей власти, установлены подходы к формированию права на обращение в суд по данной категории дел, сложились научные направления относительно применяемых в данном виде производства процессуальных сроков, представлены особенности отдельных видов дел об оспаривании результатов деятельности органов власти и должностных лиц. Однако недостаточно исследованными остаются вопросы правового расхождения положений о публичном производстве в гражданском и арбитражном процессе, проблемы смыслового значения объектов оспаривания по рассматриваемой категории дел, правила оформления заявлений, инициирующих процесс в суде, специфика отдельных стадий публичного производства. Между тем, правильное теоретическое разрешение этих вопросов во многом предопределяет деятельность законодателя и правоприменителя, что, в конечном счёте, сказывается на эффективности закона и формировании правопорядка.

Объектом исследования является совокупность общественных правоотношений, связанных с производством по делам об оспаривании ненормативных правовых актов, решений, действий, бездействия органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Предмет исследования составляют процессуально-правовые нормы, регламентирующие производство по делам об

оспаривании ненормативных правовых актов, решений, действий, бездействия органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Соответственно, целью данной работы является формирование нового авторского представления о производстве по оспариванию решений и действий (бездействия) органов власти, иных органов, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих и обоснование предложений по решению правовых проблем, связанных с особенностями публичного производства.

Для достижения этих целей в работе поставлены следующие задачи:

— проанализировать современные концепции о правовой
природе публичного производства;

— провести соотношение положений о публичном
производстве в гражданском процессуальном и арбитражном
процессуальном законодательстве;

— исследовать научный материал и правоприменительную
практику по вопросам подведомственности и подсудности дел об
оспаривании решений и действий (бездействия) представителей
власти;

— дать оценку состояния современного российского
законодательства, регулирующего вопросы отдельных стадий
публичного производства;

— определить условия, при которых суд вправе вынести
решение по делу об оспаривании ненормативных правовых актов,
решений и действий (бездействия) органов государственной и
муниципальной власти, иных органов, должностных лиц,
государственных и муниципальных служащих.

Теоретическую основу диссертационного исследования составили труды таких ученых, как Н.П. Алешкова, И.В. Антонова, Д.Н. Бахрах, А.Т. Боннер, Д.Х. Валеев, Я.С. Гришина, В.Н. Гудым, А.А. Демин, П.Ф. Елисейкин, И.М. Зайцева, А. Заркалюка, А.Б. Зеленцов, И.Л. Ивачев, О.В. Исаенковой, И. Камынин, П.Ю. Кантор, А.Ф. Козлов, Н.М. Кострова, М. Масленников, В.В. Мохорева,

СВ. Никитин, П.П. Серков, В.Д. Сорокин, Н.Н. Оболенская, С.Н. Овчинников, Ю.К. Осипов, А.Н. Павлиенко, В. Поникаров, Ю.А. Попова, С. Потапенко, М.А. Рожкова, Н.Г. Салищева, Ю.Н. Старилов, В.В. Субочев, М.К. Треушников, А.Ю. Фран-цифоров, Д.М. Чечот, В.М. Шерстюк, В.Ф. Яковлев, Д. Янковский, Ф.Ф. Яхин, В.В. Ярков и другие авторы.

Методологическую основу диссертационного

исследования составили теоретико-методологические положения гражданского процессуального и арбитражного процессуального права, которые нашли отражение в отечественной и зарубежной правовой науке. Большое значение в определении методологических ориентиров имели также труды представителей других наук - философии, логики и социологии.

Применение нормативного метода было обусловлено необходимостью анализа нормативно-правовых актов по отдельным вопросам публичного производства. При сборе и анализе данных, интерпретации результатов использовался герменевтический метод, направленный на обнаружение скрытого смысла юридических текстов. При анализе нормативного материала применялся метод правовой герменевтики, который дал возможность проведения толкования норм, определяющих институциональную структуру публичного производства. Текстуальный подход к познанию права позволил автору избежать догматической и буквальной интерпретации юридических актов, выявить истинное значение правовых норм, касающихся вопросов оспаривания ненормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) органов власти, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Сравнительно-правовой метод применялся при

соотношении законодательного подхода к введению административной юстиции в России и зарубежных странах, что дало возможность глубоко познать объект исследования, объяснить его специфику с помощью понятийно-категориального аппарата науки, подтвердить или опровергнуть имеющиеся гипотезы и выдвинуть новые.

Системный метод оказался полезен при анализе понятийного аппарата, который используется при изучении

публичного производства в гражданском и арбитражном процессе, а также выявлении его природы и сущности. Исторический метод был необходим при изучении эволюции законодательного регулирования публичного производства и её элементов. В работе применены и другие логические методы.

Нормативную базу исследования составили Конституция Российской Федерации 1993 года, федеральное законодательство, региональное законодательство, подзаконные нормативные правовые акты, иные источники права.

Эмпирическую базу исследования составили материалы
судебно-арбитражной практики, которые содержат официальные
разъяснения по проблемным вопросам, а в отдельных случаях
являются одним из способов их разрешения. Автор
проанализировал правоприменительную практику при

рассмотрении условий публичного производства и процессуальных особенностей отдельных стадий по рассмотрению дел, возникающих из публичных правоотношений. В частности, для достижения цели настоящего исследования были проанализированы категории дел, рассмотренных Конституционным Судом РФ, дела, находившиеся в разбирательстве Верховного Суда РФ, а также группа дел, рассмотренных Высшим Арбитражным Судом РФ, федеральными арбитражными судами, а также региональная практика, в том числе дела, находившиеся на рассмотрении судов общей юрисдикции города Казани.

Научная новизна данной работы заключается в том, что в ней на базе современных научных подходов исследован комплекс вопросов, связанных с процессуально-правовыми особенностями производства по оспариванию решений и действий (бездействия) представителей власти. Автором дополнена новыми знаниями теория публичного производства. Вследствие этого научная новизна диссертационного исследования выражается и конкретизируется в следующем:

1. Предложен новый критерий отграничения дел, возникающих из публичных правоотношений, от дел искового производства. В качестве такового следует рассматривать характер и количество требований, предъявляемых заявителем.

2. Предложены авторские определения категорий «решение»
и «действие» как объектов оспаривания в рамках публичного
производства. Под решением следует понимать акт органа
государственной власти, местного самоуправления, иного органа,
должностного лица, государственного или муниципального
служащего и приравненного к ним по статусу лица, принятый
единолично или коллегиально, содержащий властное
волеизъявление, порождающий правовые последствия для
конкретных граждан и организаций. Действие - это властное
волеизъявление названных органов и лиц, которое реализовано или
реализуется в виде активного поведения в отношении гражданина
или организации.

3. Автором выявлен пробел в действующем
законодательстве относительно категории «частная практика», что
существенно влияет на подведомственность дел публичного
производства, заявителями по которым выступают лица,
занимающиеся частной практикой, но не имеющие статус
предпринимателя.

  1. Обращение в суд по делам, возникающим из публичных правоотношений, не должно ограничиваться соблюдением досудебных процедур решения спорного вопроса. Автором предложено устранить прямое нарушение данного требования из действующего арбитражно-процессуального и налогового законодательства, что подтвердит гарантию беспрепятственного доступа к судебной защите прав, свобод и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

  2. Автор обращает внимание на то, что установление факта нарушения прав, свобод или законных интересов заявителя оспариваемым решением или действием (бездействием) представителя власти не может являться бременем доказывания исключительно заявителя, поскольку необходимые для его установления обстоятельства подтверждаются комплексно всеми заинтересованными лицами, а также непосредственно судом.

На защиту выносятся следующие положения: 1. Автор отграничивает дела, возникающие из публичных правоотношений, от дел искового производства по новому

критерию. Исковое заявление содержит две группы требований -материально-правовое, которое обращено к ответчику, и процессуально-правовое, которое направлено непосредственно суду; заявление в публичном производстве содержит лишь требование процессуально-правового характера - признание факта несоответствия оспариваемого решения или действия (бездействия) закону, а равно прекращение их юридической силы. При этом данное требование направлено не к органу или должностному лицу, принявшему оспариваемое решение (совершившему действие или допустившему бездействие), как это могло бы быть в порядке искового производства, а к суду как к юрисдикционному органу, уполномоченному государством признать юридически значимый факт несоответствия действующему законодательству совершённых действий, возникших бездействий, вынесенных решений или изданных ненормативных актов представителями государственной или муниципальной власти.

2. Категория «действие» как объект оспаривания в рамках
публичного производства предлагается понимать с учётом
особенностей, выявленных автором в процессе исследования.
Действие - это властное волеизъявление органа государственной
власти, органа местного самоуправления, иного органа,
должностного лица, государственного или муниципального
служащего и приравненного к ним по статусу лица, которое
реализовано или реализуется в виде активного поведения в
отношении гражданина или организации. Исходя из данного
смысла, действие - это исполненное или исполняемое решение
государственного органа, органа местного самоуправления, иного
органа, должностного лица, государственного и муниципального
служащего.

3. Ненормативный правовой акт не может являться
объектом оспаривания в делах, возникающих из публичных
правоотношений, поскольку он выступает формой закрепления
решения государственного органа, органа местного
самоуправления, иного органа, должностного лица или
государственного (муниципального) служащего. Вследствие этого
вывода ненормативный правовой акт может выступать лишь как

средство доказывания при установлении сущности принятого решения, а содержащееся в таком акте решение или последовавшие за его вынесением действия (бездействие) являются объектами оспаривания в данном виде публичного производства. Автор настаивает на положении, что оспариванию подлежит любой акт публичной власти, независимо от его наименования, если он закрепил собой решение, которое противоречит действующему законодательству, создаёт препятствия для реализации прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, незаконно возлагает на них обязанности либо привлекает к юридической ответственности.

4. К подведомственности арбитражных судов относится
рассмотрение заявлений лиц, занимающихся частной практикой, на
решения и действия (бездействие) органов власти, должностных
лиц, государственных и муниципальных служащих. Вследствие
выявления пробела в действующем законодательстве относительно
категории «частная практика», автор считает, что в рамках
публичного производства нотариусы, адвокаты, арбитражные
управляющие, авторы произведений и исполнители,
индивидуальные аудиторы, частнопрактикующие врачи и народные
целители, а также иные категории лиц, занимающихся частной
практикой, должны обращаться с заявлениями об оспаривании
решений и действий (бездействия) представителей власти в
арбитражные суды, а не в суды общей юрисдикции, потому что
споры, касающиеся их профессиональной деятельности, являются
по своей сущности экономическими.

5. Необходимо разграничить в действующем
законодательстве и, прежде всего, в процессуальных кодексах
категории «права», «свободы» и «законные интересы» как
самостоятельные объекты потенциального нарушения со стороны
органов государственной власти, органов местного самоуправления,
иных органов, должностных лиц, государственных и
муниципальных служащих. Предложено авторское определение
категории «свобода», под которой необходимо понимать
совокупность субъективных прав, закреплённую государством в
законодательстве и обеспеченную его принудительной силой.

Содержание свободы составляют несколько возможностей, в то время как содержанием субъективного права является всего одна возможность. Вследствие неоднозначного подхода отдельных законов к указанными категориям, автор предлагает установить соответствующие дефиниции в действующее процессуальное законодательство.

  1. Обращение в суд по делам, возникающим из публичных правоотношений, не должно ограничиваться соблюдением досудебных процедур решения спорного вопроса. Закреплённая действующим законодательством возможность реализации подобных процессуальных барьеров рассматривается автором как прямое нарушение принципа доступности правосудия. Автором предложено устранить прямое нарушение данного требования из действующего арбитражно-процессуального и налогового законодательства, что подтвердит гарантию беспрепятственного доступа к судебной защите прав, свобод и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

  2. При оспаривании решений или действий (бездействий) представителей власти в арбитражных судах заявители не обязаны доказывать факт несоответствия оспариваемого решения или действия (бездействия) нормативному правовому акту, поскольку это противоречит требованиям конституционного законодательства. Ст. 46 Конституции РФ, устанавливая гарантию судебной защиты прав и свобод, не предусматривает наличие никаких правовых барьеров в её реализации. На основании данного положения автором предложено изъять из текста ч. 1 ст. 199 АПК РФ п. 4 как противоречащий смыслу ч.ч. 4 и 5 ст. 200 АПК РФ и Закону РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан». Установление факта нарушения прав, свобод или законных интересов заявителя оспариваемым решением или действием (бездействием) представителя власти не может являться бременем доказывания исключительно заявителя, поскольку его он подтверждается комплексно всеми заинтересованными лицами, а также непосредственно судом. Факт нарушения может быть подтверждён не сразу, а по итогам всего судебного разбирательства по делу, на что направлена деятельность суда.

  1. Привлечение на усмотрение суда органов власти к участию в деле об оспаривании решений и действий иных органов рационально только в том случае, если первые наделены контрольными или надзорными полномочиями над деятельностью последних. В таком случае органы власти будут занимать независимую позицию в целях дачи заключения по делу в целях осуществления возложенных на них обязанностей и защиты прав, свобод и законных интересов других лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

  2. Акты и постановления суда по делам об оспаривании решений и действий (бездействия) представителей власти должно приводиться в исполнение немедленно, а не в иной срок на усмотрение суда. По аналогии с правилом немедленного исполнения судебных актов по делам о взыскании алиментов, о восстановлении на работе и о защите пассивных избирательных прав, предполагается рациональным установить подобную норму и в отношении судебных актов по делам публичного производства, т.к. при установлении обоснованности заявленного требования суд выявляет существенное нарушение прав, свобод или законных интересов заявителя, которое не требует особого исполнительного производства.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в предложениях, которые позволят государственным органам в правотворческом и правоприменительном процессе решить коллизионные вопросы производства по оспариванию решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих. Автором также подготовлены проекты федеральных законов о внесении изменений в ГПК РФ и АПК РФ.

Выводы и предложения, сформулированные по результатам проведенного исследования, а также материалы настоящей диссертационной работы могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях по проблемам публичного производства и судебного контроля, в том числе в учебном процессе при чтении

лекций, проведении семинарских занятий, при подготовке учебных и учебно-методических пособий по курсам «Гражданское процессуальное право», «Арбитражное процессуальное право», «Административное право», «Конституционное право Российской Федерации», специальным курсам «Процессуальные особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел» и «Оформление процессуальных документов».

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась на совместном заседании кафедры гражданского права и кафедры предпринимательского права юридического факультета Академии управления «ТИСБИ».

Выводы и основные положения диссертации изложены автором в 5 научных статьях, 2 из которых опубликованы в ведущих рецензируемых научных журналах перечня ВАК, докладывались на международной конференции в г. Казани.

Структура работы обусловлена целью и задачами диссертационного исследования. В соответствии с ними диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и списка использованной литературы.

Общий объём диссертации - 169 страниц.


© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net