Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Исторические науки
Этнография, этнология и антропология

Диссертационная работа:

Дьячкова, Галина Семёновна. Этнокультурные процессы у чукчей в XX столетии : диссертация ... кандидата исторических наук : 07.00.07 / Дьячкова Галина Семёновна; [Место защиты: Мос. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова].- Москва, 2011.- 171 с.: ил. РГБ ОД, 61 11-7/779

смотреть введение
Введение к работе:

Актуальность темы исследования. Обращение к теме исследования было вызвано несколькими явлениями 1980-х и 1990-х гг. Отметим, что критическое осмысление обществом последствий социалистических преобразований на Чукотке, а также доступ к новым источникам об истинном характере проведения коллективизации выявили потребность в обобщении научных знаний об этнокультурном развитии чукчей. Кроме того, в 1990-е гг. на фоне социально-экономического кризиса происходили значительные изменения основных компонентов культуры чукчей. Для осмысления этих изменений требовалось объяснение механизмов функционирования этничности, а также факторов, влияющих на устойчивость и дестабилизацию развития чукчей как этнической общности.

Далее, демократические преобразования в постсоветский период способствовали становлению практики институционализации этнических компонентов культуры чукчей. Но в условиях отсутствия опыта реализации прав на традиционный образ жизни значимость самоорганизации этнических групп чукчей становилась острее. Общественные организации коренных народов нуждались в практических рекомендациях, разработанных на основе исследовательского подхода.

В целом важность обращения к теме исследования обоснована, во-первых, необходимостью установления факторов, влияющих на устойчивость и дестабилизацию развития этнической общности чукчей; во-вторых, актуализацией проблемы самоорганизации коренных народов в период демократизации общества; в-третьих, потребностью современного этнологического знания в представлении тенденций этнокультурного развития чукчей и особенностей функционирования этничности в различных социально-экономических и политических условиях.

Состояние научной разработанности проблемы. В последние десятилетия XX века в советской этнографии появился термин «этнокультурные процессы». Данное понятие охватывало культурную специфику той или иной этнической общности; в отличие от него, этнические процессы стали пониматься как взаимодействие этнических общностей. В «Этнических процессах в современном мире» (1987) этнокультурные процессы рассматриваются как изменения различных компонентов культуры этнической общности, но, при этом трансформации этнического самосознания не происходит. Значительным вкладом в теорию явилось исследование С.А. Арутюнова «Народы и культуры: развитие и взаимодействие» (1989), рассмотревшего характер

развития этнокультурных процессов в историческом плане.

Развитие методологических подходов в отечественной науке позволило рассмотреть этнокультурные процессы с точки зрения культурологии, в которой культура рассматривалась как внебиологически выработанный и передаваемый через поколения способ человеческой деятельности, а этнические культуры как локальные исторические типы культуры (по Э.С. Маркаряну). По сути, это позволило придать системный характер взглядам на этнос и культуру. Традиционное в советской этнографии деление культуры на материальную и духовную было пересмотрено с позиции функциональности этих частей. Исходя из этого, было предложено различать: 1) соционормативную культуру, состоящую из средств регуляции человеческого поведения; 2) гуманитарную, или когнитивную культуру производства знаний со средствами воздействия на биофизическую сферу; 3) культуру первичного производства и 4) культуру жизнеобеспечения с комплексами поселения, питания, одежды.

В процессе исторического развития культура этноса подвержена изменениям; ее динамика обусловлена социально-экономической и

политической обстановкой, развитием науки и техники, а также сознанием общности судеб людей мира. В целом культура осмысливалась как основной механизм внебиологической адаптации этноса к локальным природным условиям; она вырабатывает в процессе эволюции различные формы полиморфизма и, тем самым, выполняет адаптивные функции.

Этнос, также как и культура, рассматривался как адаптивный механизм в форме культурной вариабельности. Разнообразие этнических культур позволило адаптироваться «к специфическим нишам, вначале

только природным, но позднее все более и более социальным». Таким образом, был выработан один из подходов для изучения культуры и этноса - этнокультурологический, который интегрирует различные виды знания, в том числе и этнографические.

В рамках этнокультурных процессов в этнографической литературе анализировались этносоциальные процессы, в которых условно выделяли две основные взаимосвязанные стороны - социальную и собственно этническую. Под социальной стороной В.И. Козлов и Ю.В. Бромлей подразумевали социальные явления - производственные отношения, классово-профессиональную сферу общественной жизни, а под этнической стороной - изменения этнических свойств этносоциальных обществ, включая этническое самосознание.

Исследования этнической истории малочисленных народов Севера тесно связывались с изучением их прошлого исторического развития, позволяющего понять особенности этнических процессов, протекающих в настоящее время.

Крупнейшим исследователем в области этнографии чукчей является В.Г. Богораз, чей труд «Чукчи» (1934, 1939)11 представляет особую научную ценность для отечественной и зарубежной этнологии, поскольку содержит в себе основные характеристики всех сфер жизнедеятельности чукчей. Среди ряда известных для нас исследований Богораза отметим

также «Материальную культуру чукчей» (1991), где достаточно подробно раскрываются культура первичного производства (оленеводство, морской зверобойный промысел с собаководством), культура жизнеобеспечения чукчей (жилище, одежда, пища), быт семьи и народное творчество.

И.С. Вдовин дает такую характеристику вклада В.Г. Богораза: «его исследования содержат огромный материал по языку народов Северо-Востока Сибири, их фольклору, вообще по всему комплексу явления культуры, общественным отношениям, религиозным представлениям, шаманизму, связям и взаимоотношениям с соседями по состоянию на конец XIX - начало XX в.».13

В.Г. Богораз одним из первых обратился к вопросу о происхождении оленеводства у палеоазиатов, отмечая в ряде своих исследований автохтонность происхождения чукотско-корякского оленеводства («эти племена не заимствовали домашнего оленя от своих соседей» ) и его особенности (многочисленность стад, профессиональная квалификация чукотских оленеводов). После В.Г. Богораза подобной точки зрения стали придерживаться И.С. Вдовин, Ю.Б. Симченко, А.Г. Вольфсон и др. Изучая научные гипотезы происхождения оленеводства у разных этнических групп Севера, Вольфсон обратил внимание на то, что «вопрос о времени и месте возникновения оленеводства еще далек от своего разрешения». Поддерживая гипотезу о независимости происхождения чукотско-корякского оленеводства от тунгусо-маньчжурского типа, он аргументирует ее оригинальностью оленеводческой терминологии чукчей и коряков и отсутствием какого-либо постороннего влияния на их культуру.

Этнокультурные процессы, основанные на реконструкции дооленеводческой культуры населения тундровой зоны по этнографическим материалам, стали предметом исследования Ю.Б.

Симченко в работе «Культура охотников на оленей Северной Евразии». Здесь же по работам лингвистов, антропологов, археологов и др.

специалистов автор исследует этногенетические корни палеоазиатов, а также занимается изучением вопросов социальной организации и возникновения оленеводства .

Исследования Л.Я. Шренка, В.Г. Богораза, В.И. Иохельсона, A.M. Золотарева; М.Г. Левина, И.С. Вдовина, Н.Н. Дикова и др. заложили основы для разработки проблем этногенеза палеоазиатов, их этнической истории и, в частности, чукчей.

Проблема этногенеза рассмотрена в ряде работ антропологов, археологов, историков, этнологов, социолингвистов, использовавших комплексный подход в своих исследованиях (В.П. Алексеев, Г.Ф. Дебец, И.И. Гохман и др., С.А. Руденко, С.А. Арутюнов, А.П. Окладников и др., И.С. Вдовин, AT. Волъфсон, Б.О. Долгих, И.С. Гурвич, Е.А. Крейнович и др.), а также в коллективных работах - «Этногенез народов Севера» и «Этническая история народов Севера». Одна из распространенных гипотез этногенеза чукчей состоит в том, что «ареал первоначального расселения и формирования северо-восточных палеоазиатов лежал в северной части Охотского побережья, охватывая прибрежные районы, как на материке, так и на Камчатке», из которой шло дальнейшее их расселение.

Вопросы расселения чукчей (от Берингова пролива до р. Индигирки), хозяйственная деятельность (крупностадное оленеводство, торговля пушниной, морской зверобойный промысел), обряды и религиозные верования стали предметом изучения для многих отечественных и зарубежных исследователей - В.Г. Богораза, И.С. Вдовина, Н.Н. Дикова, Ю.Б. Симченко, И.С. Гурвича, В.П. Алексеева, А.Г. Вольфсона и многих других.

В области мифологии и фольклора чукчей одной из крупных работ явилась монография Е.М. Мелетинского {Палеоазиатский мифологический эпос. Цикл Ворона. 1979). Она стала продолжением

исследований Ф. Боаса, В.Г. Богораза и В.И. Иохельсона, видевших параллели в мифологии коренных народов Чукотки, Камчатки и Аляски. Изучение мифологии коренных народов Северо-Востока и Аляски также стало частью вклада для решения проблемы этногенеза чукчей.

Теме чукотской семьи и брака были посвящены многие работы разных исследователей XIX-XX веков, в особенности, В.Г. Богораза («Чукчи»). Позже традиционный брак и семейно-брачные отношения чукчей на разных этапах исторического развития рассматривались такими учеными, как И.С. Вдовин, В.В. Леонтьев, Ю.Б. Симченко, Г.М. Афанасьева и др. Заметим, что в начале XX века Л.Я. Штернберг, являвшийся последователем взглядов Л. Моргана, рассматривал чукотскую систему родства с позиций русской субъективной школы в социологии. По его представлению, которое впоследствии не подтвердилось, чукотская система родства соответствовала туранской

~ 26

системе с чертами малайской системы.

Тема этнических процессов стала одной из ведущих в советской этнографии, которая рассматривается в работах И.С. Гурвича и, прежде всего, в «Этнической истории Северо-Востока Сибири». В ней автор отмечает, что на этническую историю коренных народов повлияли «не столько внутренние факторы - развитие исконных отраслей хозяйства, естественный рост населения, передвижки, связанные с характером северных промыслов, сколько внешние обстоятельства - природные, с одной стороны (эпидемии, голодовки, эпизоотии, изменения в промысловой фауне), и политические, с другой - междуусобные столкновения, включение в состав Русского феодального государства,

колониальные условия существования, административная практика и

27 Т.Д.».

Исключительный статус чукчей, как «несовершенно зависящих» от Российской империи, привлек внимание ряда современных исследователей, которые на основе реконструкции их оленеводческой культуры и мировоззрения, явившихся базой для неприятия христианства, отразили механизм самоорганизации чукотского общества. Ярким примером этого является работа А.А. Знаменского «Shamanism and Christianity: Native Encounters with Russian Orthodox Missions in Siberia and Alaska, 1820-1917» (1999). В ней представлен один из важных выводов о том, что устойчивость развития оленеводческого хозяйства позволила установлению паритета отношений между чукчами, с одной стороны, и русскими и американцами, с другой.

Связанный с независимостью чукчей от Российской империи, вопрос организации военного дела одного из самых воинственных племен рассмотрен в монографии А.К. Нефёдкина «Военное дело чукчей (середина

XVII - начало XX в.)» (2003). Эта работа стала первой в систематизации материалов по данному вопросу и продолжением исследования, начатого В.Г. Богоразом и его последователями В.В. Антроповой, Ю.Б. Симченко, А.С. Зуева и др.

В общих чертах отечественные исследователи показали досоветский период этнической истории коренных народов Севера как период распространения христианской религии, расселения по этническому и родоплеменному признакам и преобладания синкретизма духовной

культуры.

Вопросы этнической истории чукчей в досоветский и советский периоды стали предметом исследования одного из выдающихся ученых современности - И.С. Вдовина. Исследовательская тематика этого автора касается проблем расселения чукчей, этногенеза, особенностей

социальной организации и религии чукчей. В работе «Очерки истории и этнографии чукчей» обобщены и систематизированы вопросы этнического развития чукчей и, в целом, это исследование стало значительным вкладом в этнографию и этническую историю чукчей.

Одной из исследовательских тем В.Г. Богораза, И.С. Вдовина и др. стала тема шаманизма, рассматривавшаяся как часть традиционной культуры коренных народов. В постсоветский период в условиях деидеологизации постсоветского общества исследование социальной роли шамана привело к представлению о том, что шаманство являлось необходимой частью культуры традиционного общества и ему свойственны не только лечебные функции, но и важные для этнических групп функции социальной регуляции.

К разряду фундаментальных работ по этнической истории чукчей, помимо вклада В.Г. Богораза и И.С. Вдовина, следует отнести коллективную монографию под редакцией Н.Н. Дикова «Очерки истории Чукотки с древнейших времен до наших дней». В ней систематизированы данные из различных областей исторического знания о Чукотке и ее коренных народах в досоветский и советский периоды.

Согласно данным исследователей советского периода характер этнических процессов изменился в результате Октябрьской революции и установления советской власти. В районах Севера развернулось кооперативное строительство, в ходе которого осуществлялось объединение обособленных тундровых и лесотундровых хозяйств в простейшие производственные товарищества. Происходило развитие социалистической плановой экономики, в связи с этим увеличился приток

г 39

промышленных, сельскохозяйственных рабочих и интеллигенции.

Период социалистических преобразований у коренных народов Севера был разделен на два этапа: довоенный и послевоенный (И. С. Гарусов, В.И. Задорин, В.В. Лебедев, В.В. Леонтьев, В.А. Зибарев, СП.

Нефедова, М.А. Сергеев, JI.M. Баскин, P.M. Рагтытваль и др.).
Преобладающими на довоенном этапе являлись консолидационные
процессы, возникшие вследствие преодоления обособленности
этнографических групп, исчезновения диалектов и первых советских
мероприятий в области национально-государственного строительства,
социалистической культуры, разработки письменности и развития
системы образования, здравоохранения и кооперации. Так, И.С.

1 арусов показал процессы социалистического переустройства сельского и промыслового хозяйства «малых народов Чукотки» (1928-1952 гг.): организацию местных органов управления и политику классового расслоения, этапы кооперации, развитие социалистической культуры. Несмотря на то, что работа выполнена в контексте основ идеологии коммунистической партии, она позволяет проследить характер политики государства по изменению основ жизнедеятельности коренных народов, а также формы, методы, темпы коллективизации и обобществления поголовья оленей.

Следующий послевоенный этап, по оценкам исследователей, характеризовался в основном консолидационными и ассимиляционными процессами, интеграцией в советское общество, которые были вызваны «социалистической реконструкцией хозяйства и культуры населения Крайнего Северо-Востока Сибири». Именно в этот период, начиная с 1950-х годов, отмечается изменение этнической ситуации: преобладание численности пришлого населения над численностью коренного, рост числа межнациональных браков, распространение национально-русского двуязычия. На Чукотке в конце 1960-х гг. объем количества смешанных браков колебался от 9 до 27%, а на Дальнем Востоке он достигал 35%.

Замечательным вкладом в изучение этнокультурных процессов с 1958 по 1970 гг. стала работа В.В. Леонтьева, в которой он показал изменения в характере расселения населения в связи с закрытием ряда

поселений, а также в социально-профессиональном составе населения. Автор обращал внимание на уменьшение доли занятых в традиционных отраслях хозяйствования в связи с переходом от бытового кочевания к производственному и вытеснением из производства традиционных методов морского зверобойного промысла. Им отмечено образование нуклеарной семьи у коренных народов вследствие социально-экономических причин (строительства жилья для многих семей). Один из выводов его исследования состоял в необходимости учета традиций коренных народов в политике советского государства.

В целом у народов Севера специалисты отмечали слияние этнографических и субэтнических групп, изживание пережиточной родоплеменнои структуры, размывание диалектов, отход от локальных форм самосознания, что в результате, как считал Ю.В. Бромлей, привело к образованию социалистических народностей согласно теории этноса.

В этнических процессах у чукчей отмечалась более высокая степень консолидации, по сравнению с коряками, чему способствовала близость диалектов чукотского языка. В советский период «переустройство хозяйства коренного населения ... ускорило процесс консолидации ... чукотской народности». За этот период большинством чукчей были освоены «стационарное жилье, мебель, утварь, покупная одежда и обувь». В 1980 г. из 14 тыс. чукчей в производстве было занято около 40%, из них 9% - люди умственного труда. Подавляющая часть специалистов работала в сфере оленеводства, звероводства и морского зверобойного промысла. Другим фактором сплочения чукчей, по мнению специалистов, являлось развитие национальной культуры - литературы и искусства. В общем этнические процессы на Чукотке определялись как консолидационные и

интеграционные процессы.

Характеризуя этнокультурные процессы на территории бывшего СССР, Ю.В. Бромлей отмечал их интенсивность, которой способствовало

развитие социалистической экономики.

Нынешнее поколение ученых - И.И. Крупник, А.С. Зуев, А.К. Нефёдкин, Н.Б. Бахтин, А. Керттула, П. Швайцер, П.А. Грэй, В. Ватэ, Ю. Слёзкин, А.Л. Беликович, А.А. Знаменский, А.Н. Пилясов, А.И. Пика, Д.Д. Богоявленский, Л.И. Абрютина, А.И. Козлов, Г.Г. Вершубская, Т.В. Коравье, В.Н. Нувано и др. посвятили свои исследования изучению многочисленных проблем социально-экономического, политического и культурного развития чукчей в советский и постсоветский периоды. В их работах уделено значительное внимание вопросам этнической истории чукчей, условиям развития оленеводства, этнодемографической ситуации, медицинской антропологии, языковой ситуации, проблемам строительства партнерских отношений между государством и коренными народами. Их крайне важные для науки и социальной политики исследования показывают социальные последствия социалистических преобразований, отмечают значимость учета особенностей этнокультурного развития чукчей, необходимость сохранения культуры коренных народов и развития общественных институтов коренных народов.

Однако в их исследованиях, посвященных отдельным вопросам современной этнической истории чукчей, отсутствует как целостное представление этнокультурного развития чукчей, так и характер функционирования этничности в различных социально-политических и экономических условиях в течение всего XX века. В современном историческом и этнологическом знании об этнокультурных процессах на Чукотке вопросы истинного характера проведения коллективизации и последствий социалистических преобразований на основе открывшихся архивных источников также нуждаются в критическом осмыслении. С целью раскрытия сущности и тенденций развития этнокультурных процессов у чукчей в XX века существует также потребность в обобщении

и анализе новых явлений в практике институционализации этничности в 1990-е гг.

Объект исследования - этническая общность чукчей Чукотского автономного округа в различных социально-экономических и политических условиях (досоветский, советский и постсоветский периоды).

Предмет исследования - этнокультурные процессы, отражающие тенденции и специфику развития этнической общности чукчей в XX веке.

Хронологические рамки исследования охватывают период XX столетия. Процессы этнокультурного развития чукчей условно разделены на три периода - досоветский, советский и постсоветский, каждый из которых имеет свои социально-экономические, демографические, политические и культурные особенности в этнической истории чукчей. В ряде случаев для более глубокого и полного решения поставленных задач исследования в качестве пояснения и дополнения автор обращается к явлениям XIX века, имевших последствия в XX веке.

Территориальные рамки исследования ограничиваются Чукотским автономным округом. В некоторых случаях для выделения особенностей этнокультурного развития чукчей используется метод сравнения с другими коренными народами Севера Российской Федерации.

Цель исследования - установить характер и тенденции развития этнокультурных процессов, динамику развития основных компонентов этничности у чукчей.

Задачи исследования - в соответствии с его целью призваны:

- определить методологические подходы к изучению проблемы этничности и сущности этнокультурных процессов у чукчей, проживающих в пределах Чукотского автономного округа;

исследовать характер функционирования этничности у чукчей в различных социально-экономических и политических условиях и его влияние на этнокультурное развитие чукчей;

показать динамику развития определенных компонентов культуры чукчей, составляющих специфику этнокультурного развития этнической общности;

раскрыть факторы, влияющие на устойчивость и дестабилизацию развития чукчей как этнической общности;

выявить роль этнического самосознания чукчей как движущей силы и его влияние на этнокультурные процессы в постсоветский период;

разработать и предложить ряд практических рекомендаций для государственных структур, общественных организаций, учреждений образования и культуры по вопросам этнокультурного развития коренных народов Чукотки.

Методология исследования. Для достижения цели исследования автор диссертационной работы использует системный подход, при котором этническая общность, состоящая из определенных компонентов культуры, рассматривается как целостная система в ее динамическом изменении во времени. Основной объект исследования - чукчи -представлен в работе как этническая общность с общим самоназванием «лыгъоравэтлъат» («настоящие люди», чук.), состоящей из этнических групп с собственным самоназванием - «чаучу» и «анк'алъыт». Самоназвание этнической группы определяется отношением к занятию традиционным видом хозяйствования - оленеводством или морским зверобойным промыслом - с соответствующим ему мировоззрением и этнокультурной информацией.

Наряду с системным подходом автор опирался на структурно-функциональный подход для анализа функционирования элементов системы и их процессов взаимодействия в различных временных

периодах. При исследовании этнокультурных процессов у чукчей системы жизнеобеспечения, язык, типы питания и жилья, а также другие компоненты этнической культуры были рассмотрены как динамично развивающиеся элементы системы. В целом этническая общность рассмотрена как целостная, самоорганизующаяся и динамическая система, в которой действуют законы адаптивного поведения по отношению к природной, а затем к социальной среде.

Автор применяет этнокультурологический подход,

методологической основой которого явилась концепция об этносе и культуре как механизмов адаптации к природной и социальной среде. Данный подход позволил не только показать динамику развития компонентов культуры чукчей, но и раскрыть специфику их развития в различных социально-экономических и политических условиях.

Цель и задачи диссертационной работы, широкий круг явлений и процессов предполагали также привлечение подходов различных научных дисциплин, направленных на всестороннее рассмотрение объекта и предмета исследования. Междисциплинарный подход или комплексный подход был использован для решения конкретных научных вопросов: этноязыковые и этнодемографические процессы, этническое самосознание, общественное движение коренных народов, конфессии, экономика традиционных видов хозяйствования и др.

Цивилизационный подход как средство «гармонизации интересов различных социальных групп» был использован автором при анализе вопроса о процессах самоорганизации коренных народов и их правах в современном обществе.

Таким образом, использование в диссертации различных методологических подходов, источников и методов этнографической, демографической, социологической, исторической, филологической, политической и других наук обусловлено как их многообразием, так и

сложностью проведения границы между ними. Каждое из этих научных направлений способствует решению задачи рассмотреть этническую общность как систему и в целом показать этнокультурное развитие чукчей в условиях межформационного и межэтнического взаимодействия на протяжении досоветского, советского и постсоветского периодов.

Методы исследования направлены на междисциплинарное комплексное решение названных задач. При сборе полевых материалов использовались такие методы исследования, как опрос, визуальное и включенное наблюдение. Метод включенного наблюдения предполагал участие автора в культурно-хозяйственном процессе в качестве исполнителя, а не постороннего наблюдателя. Работа в полевых условиях, проведенная в 1999-2001 гг., позволила накопить и использовать эмпирический материал для диссертационного исследования. Этносоциологические, историко-культурные методы использовались при проведении опроса населения по вопросам функционирования межпоколенной этнической информации, характера развития и форм общественного движения среди коренных народов Чукотки, изменений в обрядовой и конфессиональной сферах, этноязыковых процессах и функциях семьи. В диссертации широко используется сравнительно-типологический метод, который позволил рассмотреть вопросы соотношения современных и традиционных типов питания, одежды и жилища. Комплексный метод изучения был использован при изучении проблемы этногенеза чукчей. Системный, структурно-функциональный, аналитический методы позволили определить подходы к основным периодам этнической истории и показать особенности развития этнокультурных процессов у чукчей. В исследовании этнокультурных процессов использовался также анализ историко-архивных материалов, статистических данных за период с 1897 г. по 2000 г., позволяющий рассмотреть специфику развития этнической общности, а методом

контент-анализа были изучены материалы окружных газет: «Советская Чукотка», «Советкэн Чукотка» (чук.), «Мургин Нутэнут» («Наша Земля», чук.), «Крайний Север» за период с 1933 по 1970 гг. и 1980-2000 гг.

Применение в диссертационной работе разных методов исследования позволило не только установить закономерности этнокультурных процессов у чукчей, но и определить характерные особенности и тенденции их развития.

Источниковой базой исследования послужили данные переписей
населения и другие статистические материалы досоветского, советского и
постсоветского периодов, перечень и названия которых даны в «Списке
опубликованных источников». В источниках досоветского периода
отражен численный и этнический состав населения Сибири и Дальнего
Востока, язык и роды «инородцев», их расселение, хозяйственный уклад и
многие другие материалы, которые широко используются в настоящем
исследовании. В источниках советского периода, особенно в материалах
переписей населения РСФСР и СССР, сосредоточены материалы по
численности и национальному составу, географическому

распространению этнических групп, их профессиональной занятости и образованию. В ряде источников представлены сведения о социальном положении и уровне жизни населения. Основными источниками для исследования процессов постсоветского периода явились материалы Комитета государственной статистики Чукотского автономного округа за 1993-2000-е гг. Эти и другие источники послужили основой для исследования этнодемографических процессов, для анализа типов семьи, семейно-брачной структуры населения, половозрастной структуры населения, социально-профессиональной структуры населения, миграционных процессов.

Среди наиболее значимых источников, использованных автором, отметим материалы Чукотского окружного архива, содержащие сведения

о характере проведения коллективизации и обобществления на Чукотке; о развитии традиционных видов хозяйствования (оленеводство и морской зверобойный промысел) и методах управления сельским хозяйством, а также половозрастном составе населения. Использованы также документы Государственного архива Российской Федерации, раскрывающие основные направления политики советского правительства в отношении коренных народов Чукотки.

Эмпирической базой исследования послужили два этносоциологических опроса, организованных в 2000 и 2001 гг. В опросе, проведенном автором в 2000 г. среди представителей коренных народов (N=120 чел., заполнено 117 анкет) чукчи составили 103 чел., эскимосы - 3 чел., чуванцы - 8 чел., юкагиры - 1 чел., коряки - 2 чел. Тематика опроса была направлена на исследование ценностных ориентации семьи, использование традиционной одежды, характер употребления традиционной пищи и определение характера этноконфессиональной ситуации в округе. Опрос проводился в Анадырском, Беринговском, Чукотском районах, а также в г. Анадыре.

В опросе «Место низовых общественных организаций коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока в социальной политике», проведенном в 2001 г. (N=150 чел., заполнено 150 анкет), чукчи составили 53 чел., эскимосы - 48 чел., эвены (ламуты), чуванцы, эвенки, камчадалы -49 чел. Цель опроса состояла в определении роли общественных организаций коренных народов в формировании социальной политики региона и характере их сотрудничества с АКМНССиДВ, а также в уровне информированности населения о своих правах и законах. Опрос одного человека в среднем занимал 30-100 мин. на рабочем месте респондента или в его доме. Участие в анкетировании было обеспечено интересом респондентов к организатору анкетирования и тем социальным процессам, происходившим на Чукотке и в стране в целом в условиях отсутствия

какой-либо информации, обычно поступающей через газеты или радио. Работа проводилась в четырех районах Чукотки из восьми: Чукотском, Иультинском, Провиденском и Анадырском. Исследование поддержано Фондом Форда.

Результаты этносоциологических опросов, проведенных в 2000 и 2001 гг., позволили автору сделать следующее:

- показать особенности развития традиционных видов хозяйствования
в советский и постсоветский периоды;

определить пищевые запреты у оленеводческой группы населения;

выявить характер и ход развития общественных процессов на Чукотке;

- отразить сущность ценностных ориентации семьи и динамику
семейно-брачных отношений;

- представить современную конфессиональную ситуацию в округе.
Научная новизна и теоретическая значимость исследования. В

исследовании впервые на базе выявленных автором архивных и опубликованных источников представлен характер политики советского государства по отношению к чукчам. Основанная на классовом подходе и отсутствии учета фактора этничности, подобная политика впоследствии вызвала неустойчивость развития чукотского этноса. Среди показателей неустойчивого состояния этнической общности чукчей выявлены следующие: снижение численности чукчей по отношению к предыдущим десятилетиям и низкий удельный вес старших возрастных групп чукотского населения по сравнению с другими коренными малочисленными народами РФ. Кроме того, впервые на основе эмпирического этносоциологического исследования показана роль этничности как фактора стабилизации этнической общности чукчей в условиях демократии; впервые исследована сложность характера процессов интеграции чукчей в индустриальное и постиндустриальное

общество из-за слабого доступа к политическим и экономическим ресурсам, а также неразвитых механизмов участия населения в принятии государственных решений и низкого правового знания и социального опыта.

Комплексное исследование этнокультурных процессов у чукчей, проведенное на основе ряда теоретико-методологических подходов, позволяет существенно дополнить систему научных знаний о чукчах и представить функционирование этничности в разных социально-политических и экономических условиях. Данное исследование создает предпосылки для научного прогнозирования социальных процессов и их тенденций развития, побуждая к дальнейшим исследованиям в данной предметной области.

Практическая значимость результатов исследования. Исследования в данном направлении позволяют разработать практические подходы к решению актуальных проблем в сфере социальной политики, в социально-экономическом развитии чукчей, а также создают основу для реализации различных практических социальных программ развития коренных народов Севера, учебных программ и лекционных курсов по этнологии, этносоциологии, этнодемографии, истории и культурологии. Результаты исследования по проблемам Движения коренных народов Чукотки послужили методологической, методической и информационно-аналитической базой для проведения Круглых столов «Проблемы Движения коренных народов Чукотки» (2005 г., г. Анадырь) и «Молодежь, наследие коренных народов и современность» (2006 г., г. Анадырь). Эти собрания позволили разработать практические меры по укреплению и созданию новых организаций коренных народов округа. В 2007 г. на основе архивных материалов о коллективизации и исторических источников о репрессиях на Северо-Востоке СССР разработан и реализован учебно-исследовательский проект «ГУЛАГ на Чукотке»

совместно с учащимися десятого класса муниципальной общеобразовательной школы № 1 г. Анадыря. Разработана лекционная программа для участников Государственного ансамбля «Эргырон» («Рассвет», чук.) по теме «Обряды коренных народов Чукотки» (2007 г., г. Анадырь). Организована видеопрезентация «Проблемы общественного движения коренных народов» и их обсуждение (с. Лорино, Чукотский район, 2007 г.). В 2005 и 2006 гг. на основе статьи «Indigenous Media as an Important Resource for Russia's Indigenous Peoples" (США, 2008 г.) был организован ряд выступлений о деятельности организаций коренных народов Камчатки; в результате в 2007 г. Городская Ассоциация коренных народов Чукотки г. Анадыря выпускала газету «Въэн», направленную на этническую проблематику. В 2010 г. на основе тезисов автора исследования были предложены рекомендации для Думы Чукотского автономного округа по улучшению социальной политики в отношении сельского населения.

Апробация результатов исследования осуществлялась на научно-практических конференциях: III конгресс этнографов и антропологов России (г. Москва, 1999 г.), "Современные проблемы традиционного природопользования народов Севера" (г. Москва, 1999), The Stabilizing Indigenous Languages Conference (г. Торонто, Канада, 2000), The Power of Traditions: Identites, Politics and Social Sciences (г. Квебек, Канада, 2001), The Congress of American Anthropological Association (г. Вашингтон, США, 2001), IV конгресс этнографов и антропологов России (г. Нальчик, 2001), международная научно-практическая конференция "Берингия" (г. Анадырь, Чукотка, РФ, 2003), Local and Global Aspects of Arctic Social Systems (г. Фэрбенкс, США, 2004), Круглый стол "Движение коренных народов Чукотки (по материалам полевых исследований Г. Дьячковой)" (г. Анадырь, 2005), Arctic Problems: Environment, Society, Heritage (г. Париж, Франция, 2007), международный научный семинар "Reconstructing the

House of Culture" (г. Галле, Германия, 2007 г.); IV Съезд коренных малочисленных народов Чукотки (г. Анадырь, 2009 г.); The Second Akureyri Polar Law Symposium 2009 (г. Акурейри, Исландия, 2009 г.); XLIII сессия Думы Чукотского автономного округа (г. Анадырь, 2010 г.).

Результаты исследований отражены в 17-и публикациях автора, посвященных теме диссертационного исследования, общим объемом около 10 печатных листов.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка авторских публикаций по теме диссертации, списка источников, использованной литературы и приложений.


© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net