Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Исторические науки
Этнография, этнология и антропология

Диссертационная работа:

Грибанова, Наталья Святославна. Полотенце в культуре русского сельского населения Алтая в конце XIX-начале XXI в. : диссертация ... кандидата исторических наук : 07.00.07 / Грибанова Наталья Святославна; [Место защиты: Нац. исслед. Том. политехн. ун-т].- Барнаул, 2011.- 324 с.: ил. РГБ ОД, 61 12-7/209

смотреть введение
Введение к работе:

Актуальность темы исследования. В настоящее время особое звучание приобретает проблема сохранения культурного наследия народов России, что обусловлено, с одной стороны, усиливающимся стремлением людей к возрождению национальной культуры, с другой - утратой многих традиционных ценностей в материальной и духовной сферах в условиях масштабной унификации культуры. Возросшая в связи с этим необходимость всестороннего изучения народной культуры делает актуальным изучение полотенца как этнического символа русской культуры и предмета с высоким семиотическим статусом и широким спектром функций.

Научная актуальность исследования полотенца русского сельского населения Алтая определяется необходимостью заполнения существующих пробелов в изучении культуры русских Сибири. Одну из нерешенных задач отечественной этнографической науки исследователи видят в необходимости проведения обобщающих монографических исследований по отдельным сферам культуры с применением методов картографирования и типологизации . В связи с этим, предпринятая в настоящей работе попытка выявить специфику культуры русского населения Алтая через комплексное рассмотрение полотенца как неотъемлемого ее элемента представляется своевременной.

Актуальность комплексному изучению полотенца придают и стоящие перед научным и музейным сообществом практические задачи обработки, систематизации, каталогизации, введения в научный оборот и экспонирования музейных собраний. Полотенце, являясь одним из наиболее многочисленных предметов в фондах музеев, остается слабо атрибутированным, изученным и вовлеченным в выставочную и образовательную деятельность. В то же время многофункциональность полотенца позволяет включать его в экспозиционные проекты различной тематики, а его связь со многими сферами культуры русского сельского населения Алтая - активно использовать в учебном процессе и воспитательной работе.

Степень изученности темы. Полотенце русского сельского населения Алтая до настоящего времени не являлось предметом самостоятельного исследования. Отдельные вопросы орнаментации и бытования полотенца в рамках традиционной культуры русских затрагивались в этнографических, исторических и лингвистических публикациях регионального и общероссийского характера. В соответствии с целью и задачами в диссертационном исследовании использована литература по различным аспектам культуры русских в целом, отдельных регионов России, этнографических групп русского населения Алтая.

Томилов Н. А. Русский вопрос на современном этапе // Русский вопрос: история и современность : материалы V Всероссийской научно-практической конференции. Омск, 2005. С. 4.

Рассматриваемые в диссертации проблемы неравномерно освещены в опубликованной литературе. Наибольший интерес этнографов вызывали вопросы использования полотенец в традиционных обрядах. Первые работы, посвященные определению роли полотенца в обрядовой культуре восточнославянских народов, были опубликованы в конце XIX - начале XX в. Н. Ф. Сумцовым и Д. К. Зелениным. В дальнейшем знаковой функции полотенца в семейных обрядах русских и других народов России уделяли внимание Н. И. Гаген-Торн, И. И. Шангина, Н. В. Зорин, Н. С. Кряжева.

Полотенце в качестве материального компонента семейной обрядности русских рассмотрено в монографии Г. С. Масловой и ряде публикаций А. А. Лебедевой . Работа Г. С. Масловой содержит богатый фактический материал о традициях использования полотенец в семейной и календарной обрядности русских, украинцев и белорусов XIX - начала XX в. и их изменении в советский период, что дает широкие возможности для сравнительного изучения. Значительный интерес для диссертационного исследования представляют выводы А. А. Лебедевой о полотенце как об одном из материальных компонентов, игравших важную роль в свадебном обряде русских на всей территории их расселения, включая Алтай, и определявших локальную специфику ритуала.

Использование полотенец в контексте изучения семейной обрядности русских крестьян в разной степени затрагивалось многими исследователями: Т. С. Макашиной, Н. А. Миненко, В. А. Липинской, А. В. Сафьяновой , М. А. Жигуновой, Т. Н. Золотовой, Л. А. Явновой5, И. В. Куприяновой, Е. А. Болотовой, Н. Г. Паныпиной, В. И. Мотузной, Т. Г. Шарабариной.

Маслова Г. С. Народная одежда в восточнославянских традиционных обычаях и обрядах XIX - начала XX в. М., 1984. 216 с.

Лебедева А. А. Роль материальных компонентов в традиционном свадебном обряде русских старожилов Сибири (вторая половина XIX - начало XX в.) // СЭ. 1977. № 3. С. 104-116; Лебедева А. А. Материальные компоненты, их характер и роль в традиционном свадебном обряде русских старожилов Тобольской губернии (XIX - начало XX в.) // Русский народный свадебный обряд: исследования и материалы. Л., 1978. С. 202-219; Лебедева А. А. Значение пояса и полотенца в русских семейно-бытовых обычаях и обрядах XIX - XX вв. // Русские: семейный и общественный быт. М., 1989. С. 229-248.

Миненко Н. А. Свадебные обряды у русских крестьян Западной Сибири в XVIII - первой половине XIX века // СЭ. 1971. № 3. С. 91-103; Липинская В. А., Сафьянова А. В. Свадебные обряды русского населения Алтайского горного округа // Русский народный свадебный обряд: исследования и материалы. Л., 1978. С. 180-201; Липинская В. А. Старожилы и переселенцы: русские на Алтае: XIII - начало XX в. М., 1996. 268 с.

Жигунова М. А. Материалы по свадьбе сибирских казаков // Этнография Алтая и сопредельных территорий. Вып. 5. Барнаул, 2003. С. 97-101; Жигунова М. А. Обряды жизненного цикла сибирских казаков // Культурологические исследования в Сибири. Омск, 2005. № 1 (15). С. 83-94; Золотова Т. Н. «Сгинь нечистая сила!..» Как защищались от «злых сил» сибирские старожилы // Родина : журнал. 2003. № 2. С. 74-77; Явнова Л. А. Символика элементов свадебного обряда русского населения Алтая второй пол. XIX - начала XX в. // Гуманитарные науки в Сибири. 2000. № 3. С. 56-59.

Отдельные аспекты функционирования полотенец в похоронно-поминальной обрядности русских Европейской России рассмотрены в работах И. И. Шангиной6, И. А. Кремлевой; разных регионов Сибири - М. М. Громыко, П. Е. Бардиной, М. Л. Бережновой, Е. Ф. Фурсовой, М. А. Жигуновой, Т. Н. Зо-лотовой и др.; Алтая - И. В. Куприяновой, Е. А. Болотовой, Л. А. Явновой, В. И. Моту зной.

Назначение полотенец в родильно-крестильной обрядности русского населения Алтая отмечено в работе М. А. Жигуновой и в многочисленных описани-

ях локальных вариантов ритуала А. В. Курсаковой .

Начало изучения роли полотенец в быту русских крестьян, особенностей их изготовления и орнаментации связано с именем Е. Э. Бломквист . По результатам собственных экспедиционных исследований 1927 г. в рамках изучения искусства бухтарминских старообрядцев Алтая исследовательницей были охарактеризованы типы распространенных у них полотенец, варианты их использования, структура и способы орнаментации, технические приемы и орнамент

вышивки .

Во второй половине XX в. исследователей в большей степени привлекали вопросы орнаментации и семантики полотенец русских Алтая. Основное внимание этнографов было сосредоточено на изучении изделий старообрядческих групп русского населения Горного и Рудного Алтая. Н. И. Каплан привела краткую характеристику полотенец «поляков» и кержаков, сопоставляя особенности их орнаментации с традициями украшения ткани различных регионов

Шангина И. И. Роль полотенца в погребальной и поминальной обрядности русских крестьян XIX в. // Тезисы докладов Всесоюзной научной сессии, посвященной итогам полевых работ. Тбилиси, 1971. С. 70-71.

Громыко М. М. Дохристианские верования в быту сибирских крестьян XVIII - XIX веков // Из истории семьи и быта сибирского крестьянства XVIII - XX вв. Новосибирск, 1975. С. 71-102; Бережнова М. Л. О соотношении духовного и материального в похоронном обряде русских // Русский вопрос: история и современность. Омск, 1994. С. 52-56; Бережнова М. Л. Погребальный обряд русских старожилов Среднего Прииртышья // Этнографо-археологические комплексы: проблемы культуры и социума. Т. 2. Новосибирск, 1997. С. 163-177; Бережнова М. Л. Представления о связях реального и потустороннего мира через умерших у русских Среднего Прииртышья (по материалам этнографической экспедиции 1996 года) // Русский вопрос: история и современность. Омск, 1998. С. 227-231; Фурсова Е. Ф. Старообрядцы Ва-сюганья: опыт исследования межкультурных взаимодействий конфессионально-этнографической группы. Новосибирск, 2003. 276 с.

Курсакова А.В. Традиции, связанные с рождением и воспитанием детей // Залесовское При-чумышье : очерки истории и культуры. Барнаул, 2004. С. 210-213; Курсакова А. В. Обычаи и обряды, связанные с рождением детей в крестьянской семье // Солонешенский район : очерки истории и культуры. Барнаул, 2004. С. 281-287; Жигунова М. А. Родины и крестины у русских Западной Сибири // Народы и культуры Сибири: изучение, музеефикация, преподавание. Омск, 2005. С. 184-194.

Бломквист Е. Э. Полотенце в русском быту // Русский Музей. Этнографический отдел. Л., 1926. С. 25-28.

Бломквист Е. Э. Искусство бухтарминских старообрядцев // Бухтарминские старообрядцы. Л., 1930. С. 397-^32.

России . Г. А. Щербик ввела в научный оборот полотенца «поляков» и бухтар-минских крестьян из фондов Восточно-Казахстанского областного историко-краеведческого музея. Особенно ценными являются ее выводы относительно влияния казахского искусства на орнаментацию полотенец русских крестьян .

Особо следует выделить исследования орнамента Л. М. Русаковой на полотенцах русских старожилов Алтая. В ряде статей и монографии автором определены архаичные черты и инновации в репертуаре мотивов и сюжетов вышивки, принципах и приемах орнаментации полотенец, осуществлена попытка оп-ределить семантику орнаментальных мотивов и композиций . Собранные в ходе экспедиционных исследований на Алтае 1977-1982 гг. несколько сотен полотенец позволили Л. М. Русаковой выявить специфику их орнаментации у различных групп старожильческого населения, сопоставить ее с украшением полотенец русских крестьян других регионов Сибири.

Изучение полотенец русских крестьянок северных и северо-восточных районов Алтайского округа было начато Е. Ф. Фурсовой . Обратившись к рассмотрению орнаментации полотенец старожилов (кержаков и чалдонов) и переселенцев она выявила их отличительные черты, определила взаимосвязь орнамента вышивки с техническими приемами ее исполнения. В контексте изучения орнитоморфной символики в традиционной культуре крестьян Приобъя, Бара-бы, Кулунды и Алтая Е. Ф. Фурсова охарактеризовала особенности изображения птиц на полотенцах, выявила среди них архаические и наиболее распространенные варианты .

В последние два десятилетия опубликован ряд статей, посвященных описанию музейных коллекций полотенец, где основное внимание авторов обращено на характеристику особенностей орнамента в вышивке полотенец и определение семантики его мотивов. Значимость публикаций такого рода заключа-

Каплан Н. И. Очерки по народному искусству Алтая. М., 1961. 96 с.

Щербик Г. А. Вышивка на изделиях русских крестьянок (из фондов Восточно-Казахстанского областного историко-краеведческого музея) // Общественный быт и культура русского населения Сибири (XVIII - начало XX в.). Новосибирск, 1983. С. 162-177.

Русакова Л. М. Орнаментика полотенец сибирских крестьянок (традиции и инновации) // Традиции и инновации в быту и культуре народов Сибири. Новосибирск, 1983. С. 104-126; Русакова Л. М. Образ мира в геометрическом орнаменте на полотенцах русских крестьянок Алтая // Традиционные обряды и искусство русского и коренных народов Сибири. Новосибирск, 1983. С. 99-125; Русакова Л. М. Архаический мотив ромба с крючками в узорах полотенец сибирских крестьянок // Культурно-бытовые процессы у русских Сибири XVIII - XX в. Новосибирск, 1985. С. 121-138; Русакова Л. М. Традиционное изобразительное искусство русских крестьян Сибири. Новосибирск, 1989. 176 с.

Фурсова Е.Ф. Орнаментация женского рукоделия у русских Южной Сибири // Орнамент народов Западной Сибири. Томск, 1992. С. 127-147.

Фурсова Е. Ф. Орнитоморфная символика в традиционной культуре крестьян Приобья, Ба-рабы, Кулунды и Алтая конца XIX - начала XX в. // Археология, этнография и антропология Евразии. 2006. № 2. С. 126-136.

ется, прежде всего, во введении в научный оборот музейных коллекций и отдельных предметов.

Для сравнения орнамента на полотенцах русского сельского населения Алтая и других регионов России были привлечены публикации Г. С. Масловой, Н. И. Шангиной, И. Я. Богуславской, А. К. Амброза, А. В. Черных и др. Большое значение для определения особенностей орнаментации полотенец русского сельского населения Алтая имеет монографическое исследование О. М. Рындиной , содержащее развернутую характеристику прикладного традиционного искусства русских Западной Сибири с конца XIX до 90-х гг. XX в.

Использованию полотенец в убранстве икон исследователи уделяли внимание в контексте рассмотрения семантики красного угла или жилища в целом, а также в связи с определением места иконы в культуре русского народа. Значимыми для исследования являются замечания О. М. Рындиной относительно особенностей использования полотенец в убранстве икон старожилами и переселенцами Западной Сибири. Описания красного угла в жилище населения Западной Сибири имеются в статьях Т. К. Щегловой, М. А. Жигуновой, Г. В. Ки-дяевой.

Особенностей изготовления полотна для полотенец касались при изучении традиций обработки льна, прядения и ткачества русского населения Западной Сибири П. Е. Бардина17, Е. Ф. Фурсова18, М. Л. Бережнова19.

Важное значение для разработки типологии полотенец имеют публикации, содержащие характеристику их особенностей у этнографических групп русского населения Алтая. Основываясь на собственных полевых материалах, Е. Э. Бломквист и Л. М. Русакова подробно описали различные по назначению и орнаментации типы полотенец старожилов-старообрядцев южных районов региона. Е. Ф. Фурсова выделила в зависимости от традиций орнаментации (сочетания технических приемов, орнамента вышивки и ткачества, цветового решения) четыре типа полотенец русских крестьян-старожилов и переселенцев северных районов Алтайского края и Новосибирской области, характеризуемые различной этнографической принадлежностью и временем бытования.

Таким образом, на сегодняшний день этнографами зафиксированы различные варианты использования полотенец в рамках традиционной семейной обрядности русского населения Алтая, определены стилистические особенности и

Очерки культурогенеза народов Западной Сибири. Т. 3. Орнамент / О. М. Рындина. Томск, 1995.639 с.

Бардина П. Е. Узорное ткачество и ковроизделие русского населения Томской области // Искусство и фольклор народов Западной Сибири. Томск, 1984. С. 67-79.

Фурсова Е. Ф. Календарные обычаи и обряды восточнославянских народов Новосибирской области как результат межэтнического взаимодействия (конец XIX - XX вв.) : в 2 ч. Новосибирск, 2002. Ч. I. 287 с; Фурсова Е.Ф. Традиции обработки льна у восточных славян Верхнего Приобья // Русские Сибири: культура, обычаи, обряды. Новосибирск, 1998. С. 98-128.

Бережнова М. Л. Ткачество русских крестьян юга Западно-Сибирской равнины в конце XIX - первой трети XX в. // Народы Сибири и сопредельных территорий. Томск, 1995. С. 186-200.

семантика отдельных орнаментальных мотивов и композиций на полотенцах старожилов-старообрядцев Алтая, выявлены некоторые специфические черты орнаментации полотенец различных групп русского населения региона. Вместе с тем, комплексное рассмотрение свойств и функций полотенца как компонента культуры русского сельского населения Алтая в конце XIX - начале XXI в. исследователями не проводилось.

Объектом исследования является культура русского сельского населения Алтая с конца XIX до начала XXI в.

Изучение культуры русского сельского населения Алтая основано на ее понимании как культуры этнографических групп, каждой из которых присущи черты как принесенные с прежних мест проживания, так и сформировавшиеся на территории региона в результате взаимодействия с представителями других этносов и этнографических групп русского населения, а также в результате адаптации к новым географическим и социально-экономическим условиям.

Учитывая большое количество существующих дефиниций культуры, мы придерживаемся мнения ученых, определяющих культуру как «специфический способ человеческой деятельности» . При этом под культурой этноса понимается вся совокупность культурного достояния, присущая данному этносу в лице его отдельных представителей, локальных групп и т. п.

Русское сельское население Алтая в исследуемый период не было однородным. Оно формировалось на протяжении трех столетий, отличалось культурной мозаичностью, являвшейся следствием импульсивной миграции на территорию региона из разных историко-культурных зон европейской части России.

В работе используется принятый в отечественной этнографии подход к делению русского населения Алтая на старожилов и переселенцев. К старожилам этнографы традиционно относят русское население, осевшее на территории Алтайского горного округа с начала его заселения до выхода Закона от 30 июля 1865 г. «О водворении государственных крестьян в Алтайском горном округе». Среди старожилов исследователи выделяют различные в конфессиональном, социальном и этнографическом (культурном) плане группы крестьянского населения (чалдонов, сибиряков-старожилов, кержаков, «поляков», бухтармин-ских и уймонских каменщиков) и сельского казачества Алтая. Переселенцами принято называть русских крестьян, пришедших на Алтай из южных и центральных губерний Европейской России и Урала после отмены крепостного права. Среди переселенцев - так называемых «россейских / российских» крестьян выделяют группы в зависимости от губернии выхода: «воронежцы», «куряне», «рязаны», «смоляки» и т. д.

Маркарян Э. С. Очерки теории культуры. Ереван, 1969; Арутюнов С. А., Рыжакова С. И Культурная антропология. М., 2004.

Предметом исследования являются полотенца русского сельского населения Алтая как значимый компонент бытовой и обрядовой культуры, наделенный широким спектром функций и высоким семиотическим статусом. Исходя из этого предметная область включает вариативность наименования, особенности изготовления и орнаментации полотенец, их использование в быту, интерьере жилища и обрядовой жизни.

Слово «полотенце» используется в работе в качестве базового понятия, применяемого ко всем типам исследуемых предметов вне зависимости от их назначения и локальных вариантов названия.

Хронологические рамки работы охватывают период конца XIX - начала XXI в. Основанием к определению нижней границы исследования послужила датировка основного вида источников - полотенец, временем изготовления самых ранних из которых можно считать конец XIX в. Верхняя граница исследования соотносится с настоящим временем и позволяет выявить вариативность, степень устойчивости и тенденции развития предмета исследования на протяжении рассматриваемого времени.

Территориальные рамки исследования охватывают территорию в исторических границах Алтайского округа, включавшую современные Алтайский край и Республику Алтай, часть Кемеровской, Новосибирской областей и Республики Хакасия Российской Федерации и часть Восточно-Казахстанской области Республики Казахстан. Такой охват территории оправдан общностью административно-территориальных границ с конца XVIII по начало XX в., процессов заселения и формирования этнографических групп.

Цель исследования заключается в комплексном изучении полотенца как компонента культуры русского сельского населения Алтая, включая выявление традиций и новаций в наименовании, изготовлении, орнаментации, использовании полотенец и определение этнолокальной специфики на уровне региона и между этнографическими группами русских Алтая.

Для достижения поставленной цели определены следующие задачи:

  1. Выявить используемые русским сельским населением Алтая диалектные наименования полотенец, их семантику и распространение.

  2. Проанализировать использование полотенец в бытовой и обрядовой (ро-дильно-крестильной, свадебной, похоронно-поминальной) культуре, интерьере крестьянского жилища.

  3. Проследить изменение традиций использования полотенец русским сельским населением Алтая с конца XIX до начала XXI в.

  4. Выявить этнографическую и локальную специфику изготовления и орнаментации полотенец, соотношение традиций и новаций на протяжении рассматриваемого периода.

  5. Систематизировать полотенца русского сельского населения Алтая с целью выявления распространенных, этнографически маркированных, локально и хронологически ограниченных вариантов.

Теоретико-методологической основой диссертационного исследования является принцип историзма, реализуемый путем применения историко-генетического и сравнительно-исторического методов исследования. Он определяет рассмотрение полотенца как явления культуры в его исторической динамике от прошлого к настоящему, от более ранних форм к современным.

В соответствии с историко-генетическим методом традиции изготовления, орнаментации и использования полотенец русского сельского населения Алтая рассматриваются в различные периоды на протяжении конца XIX - начала XXI в. с учетом их формирования в предшествующий период с целью выявления соотношения традиционных черт и новаций.

Сравнительно-исторический метод плодотворен для определения общих черт, региональных и локальных особенностей. При этом синхронный анализ применяется для сравнения полотенец различных этнографических групп русских Алтая и сопоставления их с сибирским, общероссийским и восточнославянским материалом на том или ином этапе развития. Диахронный анализ позволяет рассмотреть предмет исследования на протяжении всего рассматриваемого времени.

Существенное значение в исследовании принадлежит системному подходу, в рамках которого полотенце рассматривается как неотъемлемая часть культуры русского сельского населения Алтая, связанная множеством предметных и семантических связей с различными ее сферами.

Применение междисциплинарного подхода обусловлено обращением к методам этнолингвистики, включая семантический анализ наименования полотенец и определение степени их распространения.

Большое значение для исследования имеет предложенные С. А. Арутюновым теоретические положения о традициях и новациях в культуре этноса и его подход к рассмотрению функционирования четырех основных подсистем традиционной культуры: производственной, жизнеобеспечения, соционорматив-ной, гуманитарной .

Методы исследования. В ходе диссертационного исследования были использованы различные методы эмпирического исследования и обработки данных.

В процессе сбора материала в ходе полевых этнографических исследований автором применялись традиционные для этнографической науки методы сбора материала: наблюдение, тематическое интервью и анкетирование с применением специально разработанных программы опроса и анкетных листов. Специфика темы исследования обусловила использование различных форм интервью: неформального в виде беседы (открытая форма интервью), «мягкого» на основе списка тем для беседы (полуформализованное), индивидуального и группового.

Арутюнов С. А. Народы и культуры: развитие и взаимодействие. М., 1989. С. 167; Арутюнов С. А., Рыжакова С. И. Культурная антропология. М., 2004. С. 78-79.

Метод непосредственного наблюдения с фото- и видеофиксацией позволил собрать материал, отражающий современное состояние предмета исследования. Метод включенного наблюдения реализован путем участия в свадебных и похоронных обрядах.

С целью систематизации существующего многообразия полотенец в работе использован типологический метод. При этом предпринята попытка реализовать предложенный Я. В. Чесновым подход к разграничению понятий класси-

фикации и типологизации (типологии) . Под классификацией понимается выделение групп по одному значимому признаку, наличие которого является причиной образования группы. Типология предполагает выделение групп-типов на основании комплекса формально-морфологических признаков предмета в сочетании с условиями его бытования.

Задачи систематизации большого массива вещественных источников обусловили разработку собственной методики изучения музейных собраний полотенец и предметов, выявленных в ходе полевых исследований в семьях информантов. Основными этапами работы являлись: 1) описание предметов в полевых условиях или на базе музея с занесением информации в специально разработанный бланк; 2) замеры, фотосъемка, зарисовка элементов орнамента; 3) научное описание предметов в камеральных условиях по авторской схеме; 4) составление каталогов полотенец.

Метод картографирования использован в работе с целью создания истори-ко-этнографических карт, отражающих распространение наименований и типов полотенец, способов орнаментации и мотивов орнамента, расселение отдельных этнографических групп русских Алтая.

Источниковую базу исследования составили материалы полевых этнографических исследований, вещественные источники из музейных собраний и хранящиеся в семьях информантов, опубликованные источники.

Основным источником являются полевые материалы (устные источники, результаты анкетирования, материалы непосредственного наблюдения и фотографирования), собранные в ходе историко-этнографических экспедиций Алтайской государственной педагогической академии 1996-2011 гг. (руководитель д. и. н., проф. Т. К. Щеглова) в селах Тальменского, Усть-Пристанского, Залесовского, Заринского, Мамонтовского, Кытмановского, Зонального, Бий-ского, Чарышского, Шелаболихинского, Тогульского, Быстроистокского, После лихинского, Павловского, Романовского, Волчихинского районов Алтайского края.

Сбор источников автором по теме исследования проводился в рамках одиннадцати экспедиций АлтГПА и самостоятельных полевых исследований 2004-2006 гг. В результате обследовано 39 населенных пунктов в 14 районах Алтайского края, проведено 112 интервью.

Чеснов Я. В. О принципах типологии традиционно-бытовой культуры // Проблемы типологии в этнографии. М., 1979. С. 189-203.

Дополняют материалы автора устные источники из фонда архива лаборатории исторического краеведения АлтГПА, собранные участниками историко-этнографических экспедиций разных лет. Репрезентативность устных источников обеспечивается повторяемостью и сопоставлением полученной информации.

Особую группу источников составляют материалы анкетирования, проведенного автором: в 2002 г. с целью выявления роли полотенца в быту и семейной обрядности (135 анкет); в 2004-2006 гг. с целью получения данных, характеризующих представления современного сельского населения Алтайского края о связи иконы и полотенца (97 анкет); в 2005-2006 гг. с целью определения уровня знания поколением 1970-1980-х гг. наименований полотенец (65 анкет).

Формы бытования полотенец в среде русского сельского населения Алтая в конце XX - начале XXI в. отражают полевые материалы автора в виде описаний, фотографий и рисунков полотенец, используемых информантами или хранящихся как семейные реликвии (более 200 предметов) и фотографические материалы архива ЛИК АлтГПА.

Важный источник составили вещественные материалы - полотенца из музейных собраний государственных, муниципальных, ведомственных, общественных (сельских и школьных) музеев Алтайского края, а также сопредельных регионов: Областного историко-краеведческого музея г. Шемонаихи (Республика Казахстан), Новосибирского государственного краеведческого музея, Томского областного краеведческого музея, Омского государственного историко-краеведческого музея, Музея археологии и этнографии Сибири ТГУ, Музея археологии и этнографии ОмГУ (Российская Федерация). Всего в ходе исследования изучено 43 музейных собрания, содержащих более 1000 полотенец.

К числу опубликованных источников, использованных в диссертации, относятся:

  1. Нарративные источники - путевые наблюдения К. Ф. Ледебура (1826 г.), этнографические заметки о быте и обрядах старожилов Алтая С. И. Гуляева (1845 г., 1848 г.), Н. М. Ядринцева (1880 г.), М. В. Швецовой (1898 г., 1899 г.), Ф. К. Зобнина (1900 г.), Б. Герасимова (1909 г.), Г. Е. Катанаева (1893 г.), содержащие краткие упоминания об использовании полотенец в свадебном обряде и украшении интерьера жилища. В целях сравнительно-исторического исследования в диссертации использовано богатое собрание эмпирического материала А. В. Терещенко и «Этнографического бюро» князя В. Н. Тенишева (1897-1901 гг.).

  2. Опубликованные каталоги, содержащие описания, фотографии и рисунки полотенец из фондов музеев Алтайского края: Государственного художественного музея Алтайского края, Залесовского районного краеведческого музея, Тальменского районного краеведческого музея, Солонешенского районного краеведческого музея, Музея средней школы с. Сибирячихи, Музея с. Верх-Катунского Бийского района; Омской области: Омского государственного крае-

ведческого музея, Музея археологии и этнографии ОмГУ, Сибирского культурного центра; федосеевской моленной г. Новосибирска.

  1. Словари русского языка и диалектологические словари, выбор которых обусловлен стремлением выявить степень распространенности различных наименований полотенец у русских в XIX - XX вв. на общероссийском и региональном уровне.

  2. Фольклорные тексты (загадки, приметы, заговоры, свадебные песни) с упоминанием полотенец, опубликованные в сборниках источников и работах этнографов.

  3. Опубликованные полевые материалы исследователей в виде цитат информантов использованы в работе в качестве источников, дополняющих хронологически и территориально материалы автора.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Русское сельское население Алтая для обозначения полотенца использовало более 20 наименований. Основная часть из них сложилась в рамках северного, южного наречий и среднерусских говоров и была принесена крестьянами из мест выхода. Последующая унификация лексики в сторону доминирования литературного термина связана с сокращением функций орнаментированных полотенец в культуре русских Алтая.

  2. Использование полотенец в семейной обрядности, быту и убранстве жилища русским сельским населением Алтая в конце XIX - начале XX в. соотносится с общерусскими традициями. Специфика применения полотенец в селах Алтая обусловлена этнографическим составом населения и различными социально-экономическими факторами, влиявшими на сохранность традиций. Полотенце в убранстве жилища выполняло преимущественно декоративную, в быту - утилитарную, в семейной обрядности - ритуальную, знаковую, декоративную, утилитарную функции. Особую сакрально-символическую роль полотенце играло в убранстве икон.

  3. Изменение традиций использования полотенец в сторону сокращения их ритуальной и знаковой функций отмечается со второй четверти XX в. Оно было обусловлено коренными преобразованиями в жизни общества и происходило неравномерно в различных сферах бытовой и обрядовой культуры: в одних полотенце утратило свое значение (родильно-крестильной обрядности, убранстве жилища), в других его использование сохранилось частично (свадебном обряде, убранстве икон), в третих оно заменено фабричными изделиями (быту и похоронно-поминальной обрядности).

  4. Русскому сельскому населению Алтая свойственна этнолокальная специфика в изготовлении и орнаментации полотенец декоративного и обрядового назначения, обусловленная традициями производства и украшения ткани, принесенными выходцами из различных историко-культурных зон России, особенностями их взаимодействия между собой и представителями других этносов на территории региона.

5. Наиболее распространенные, этнографически маркированные, локально и хронологически ограниченные варианты полотенец русского сельского населения Алтая позволяет выявить типология полотенец на основании сочетания нескольких признаков. Среди них базовыми являются: материал, наличие орнаментации, структура орнаментированной части и сочетание способов орнаментации.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

впервые проведен анализ традиций и новаций в изготовлении, орнаментации, наименовании и использовании полотенец русского сельского населения Алтая с конца XIX до начала XXI в.;

разработана концепция исторического развития традиций, связанных с изготовлением и орнаментацией полотенец применительно к культуре русского сельского населения Алтая;

разработано положение об этнолокальной специфике в орнаментации полотенец у русских Алтая;

разработано положение об изменении семиотического статуса полотенца у русского сельского населения Алтая во второй половине XX в., обусловленном процессами в жизни общества;

выдвинут тезис об исконном использовании русским сельским населением Алтая наименований полотенец, восходящих к материнским говорам Европейской России и об усиливающейся унификации лексики, обозначающей данный атрибут культуры;

разработано положение о доминировании локальной специфики в обычае дарения полотенец на свадьбе и отсутствии единого общерусского канона;

предложен тезис о сакрально-символической связи полотенца и икон как предметов-посредников в общении с иными мирами;

предложены классификация и типология полотенец, являющиеся вкладом в разработку классификационных построений компонентов культуры русских и облегчающих выявление общих и этнолокальных черт полотенец, связей с другими компонентами культуры;

разработана и апробирована методика изучения и научного описания полотенца как музейного предмета;

- систематизирован и введен в научный оборот значительный комплекс
новых источников, собранных автором в ходе экспедиционных и стационарных
исследований и хранящихся в собраниях государственных и ведомственных
музеев Западной Сибири и Восточного Казахстана, муниципальных и школь
ных музеев Алтая.

Практическая значимость диссертации заключается в возможности использования ее материалов и выводов в учебных курсах по истории Алтая и Сибири, этнографии и культуре русского населения Сибири, музеологии и музейному делу. Основные положения диссертационного исследования использованы автором в разработке курсов «Этнография Алтая и памятники традиционной культуры», «Этнография» и «Этнология», читаемых для студентов истори-

ческого, педагогического и филологического факультетов АлтГПА. Информативный и иллюстративный материал может быть использован в деятельности музеев, фольклорных коллективов, школ ремесел.

Прикладное значение заключается в возможности использования разработанной методики и технологии исследования, опыта описания полотенец при изучении музейных коллекций и составлении каталогов. Предлагаемая классификация полотенец может служить основой систематизации и научного описания музейных собраний.

Разработанная методика применяется студентами исторического факультета АлтГПА в рамках музейной и полевой практики под руководством автора с целью научного описания и каталогизации полотенец школьных и муниципальных музеев Алтайского края. Созданные и опубликованные автором четыре каталога полотенец (историко-краеведческого музея АлтГПА, Мамонтовско-го районного краеведческого музея, Тальменского районного краеведческого музея, школьного музея с. Шипунихи) являются формой сохранения и популяризации историко-культурного наследия русских старожилов и переселенцев Алтая. Некоторые положения диссертационного исследования использованы автором в экспозиционной деятельности историко-краеведческого музея АлтГПА, в частности при разработке научной концепции и создании тематической выставки «Полотенце - украшение, символ, подарок», раскрывающей роль орнаментированного полотенца в быту, обрядах и праздниках русского населения Алтайского края в XX в. (2002 г.), и экспонировании полотенец в рамках постоянной экспозиции, посвященной культуре и быту русских крестьян Алтая.

Апробация результатов

Основные положения и выводы диссертационного исследования изложены в 16 статьях, включая две публикации в изданиях, рекомендованных ВАК и четыре каталога музейных собраний полотенец. Отдельные аспекты работы докладывались и обсуждались на международных, всероссийский, региональных конференциях: «Культура Сибири и сопредельных территорий в прошлом и настоящем» (Томск, 2003), «Этнография Алтая и сопредельных территорий» (Барнаул, 2003, 2005, 2008), «Полевые исследования в Верхнем Приобье и на Алтае» (Барнаул, 2005), «IV Геблеровские чтения» (Барнаул, 2007).

Структура работы

Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы, списка сокращений, а также четырех приложений на 72 страницах: Приложение А. - «Методика сбора этнографического материала», Приложение Б. - «Таблицы, схемы» (таблицы 1-9, схемы 1-3), Приложение В. - «Карты» (1-11), Приложение Г. - «Иллюстрации» (рис. 1-50).

Задачи комплексного изучения полотенца как компонента культуры обусловили построение работы по проблемному принципу. Основное содержание работы разбито на две главы, посвященные рассмотрению основных проблем функционирования полотенца русского сельского населения Алтая и специфики его морфологических свойств.


© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net