Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Исторические науки
Этнография, этнология и антропология

Диссертационная работа:

Русских Татьяна Николаевна. Виды коммуникаций в поведенческих практиках современных удмуртов: автореферат дис. ... кандидата исторических наук: 07.00.07 / Русских Татьяна Николаевна;[Место защиты: Удмуртский государственный университет].- Ижевск, 2012.- 24 с.

смотреть введение
Введение к работе:

Актуальность исследования. Знаковые особенности языка обусловлены особенностями специфического развития этноса. Как в мире нет двух совершенно одинаковых людей, так и каждый этнос индивидуален и неповторим. А это значит, что уникальны и неповторимы его язык, символы, семантика вербального и невербального поведения. Порой интерпретация тех или иных знаковых систем может совпадать, но это бывает очень редко. Чаще же происходит так, что одна и та же знаковая система в разных этнических культурах может нести в себе совершенно противоположное значение: если в одной она призвана возвеличить человека, то в другой может быть направлена на его унижение. Исходя из этого, изучение особенностей коммуникации различных народов является актуальной проблемой современности, тем более она важна для России как полиэтничной, поликонфессиональной страны.

Существующие ныне межэтнические и иные разногласия возникают по различным причинам, чаще всего - социально-экономическим, но поводом к переходу от предконфликтной стадии к конфликтной порой может стать обыкновенное непонимание: неправильно употреблённое или неверно понятое слово. В связи с этим проблема создания условий, способствующих конструктивному межэтническому взаимодействию, взаимному пониманию этнической специфики, правильной интерпретации знаковых систем в жизни современных народов приобретает особо важное значение.

Объектом настоящего исследования является современный удмуртский этнос, предметом исследования - виды коммуникаций в поведенческих практиках современных удмуртов. Под основными видами коммуникаций в диссертационном исследовании понимаются внутри- и межэтнические коммуникации, которые проявляются в вербальной и невербальной форме.

Под вербальной коммуникацией понимается совокупность норм и традиций общения, связанных с речевым оформлением коммуникации. Невербальная коммуникация представляет собой совокупность норм и традиций,

регламентирующих требования к используемым в процессе общения невербальным сигналам .

Хронологические рамки исследования охватывают первое десятилетие XXI в. Верхний временной рубеж обусловлен накоплением необходимого комплекса репрезентативных источников, собранных методами этнографии, этносоциологии, психосемантики и социолингвистики.

Нижняя временная рамка объясняется началом разработки заявленной проблематики, что, однако, не исключает использования данных по более ранним историческим периодам, например, воспоминаний респондентов старших возрастных когорт, связанных с советским периодом их жизненных историй. Кроме того, вопросы выявления истоков, эволюции, особенностей внутри- и межэтнических вербальных и невербальных коммуникаций удмуртов делали необходимым обращение к опубликованным источникам XVIII-XIX вв., а также к трудам предшественников, в той или иной степени затрагивавших предмет исследования данной диссертации

Территориальные рамки исследования охватывают 11 районов Удмуртской Республики, в том числе северные - Глазовский, Балезинский, Кез-ский, центральные - Якшур-Бодьинский, Дебесский, Игринский, южные -Малопургинский, Можгинский, Алнашский, Вавожский и Увинский районы, а также города Глазов, Ижевск, Можга. Данная выборка районов и городов обусловлена стремлением выявить особенности коммуникативного поведения основных групп удмуртов (северных и южных), как селян, так и городских жителей.

Степень изученности проблемы. Историография удмуртов не располагает систематизированными исследованиями культуры вербального и невербального их поведения. В нашем распоряжении имеются в основном общие эмпирические замечания, вплетённые в рамки традиционных этнографических исследований. В то же время нельзя отрицать наличия научных трудов, особенно второй половины XX - начала XXI в., обладающих доста-

^рохоров Ю.Е., Стернин И.А. Русские: коммуникативное поведение. М: Флинта: Наука, 2006. С. 43.

точной научной достоверностью, широким кругозором и глубиной, позволяющих делать объективные выводы о специфике внутри- и межэтнических коммуникаций современных удмуртов.

В трудах дореволюционных авторов встречается лишь косвенное упоминание об особенностях коммуникативного поведения этноса сквозь призму его национального характера. Так, краткие психологические характеристики удмуртов, которые оказывали влияние на коммуникацию, впервые были упомянуты в конце XVIII в. участниками академических экспедиций (Г.Ф. Миллер, Н.П. Рычков, П.С. Паллас, И.Г. Георги ), а далее нашли отражение в трудах исследователей XIX в. (Н.В. Кибардин, B.C. Кошурников, Г.Е. Вере-щагин, Н.Г. Первухин, В.М. Бехтерев, П.М. Богаевский, И.Н. Смирнов ). Авторами были выделены отдельные черты национального характера народа (смиренность, честность, миролюбие, гостеприимность, скрытность и недоверчивость), на основе которых трудно судить и делать выводы о коммуникативном поведении в целом.

Необходимо отметить, что в описаниях психологии удмуртов со второй половины XIX в. появляются новые черты: удмурты всё чаще характеризуются как народ с низкой нравственностью, робкий, скрытный, недоверчивый и замкнутый, легкомысленный, упрямый, с недостаточным, по сравнению с другими народами, умственным развитием. Вместо проворства подчёркиваются вялость в движениях и неповоротливость, отношение к другим народам всё чаще характеризуется как недоверчивое, скрытное, боязливое и замкнутое, мстительное. B.C. Кошурников, Г.Е. Верещагин отмечают, что одни свойства характера удмуртов прогрессировали в ущерб другим, что из мно-

2 Миллер Г. Ф. Описание трех языческих народов в Казанской губернии. СПб.: Императорская академия
наук, 1756; Рьиков Н. П. Журнал или путевые записки 1769-1770. СПб, 1770; Георги И. Г. Описание всех в
Российском государстве обитающих народов. Ч. I. СПб., 1776.

3 Кибардин Н.В. Вотяки как предмет исследования // ВГВ. 1897. № 84, 85; Кошурников B.C. Быт вотяков
Сарапульского уезда Вятской губернии. Казань, 1880; Верещагин Г.Е. Вотяки Сосновского края. Собрание
сочинений в 6т. Т.1. Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 1995; Он же. Старые обычаи и верования вотяков Глазов-
ского уезда. Собрание сочинений в 6 т. Т. 3. Кн. 1. Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 1997; Первухин Н.Г. Эскизы
преданий и быта инородцев Глазовского уезда. Эскиз III. Вятка: Издательство губернского статистического
комитета, 1880; Бехтерев В.М. Вотяки их история и современное состояние: Бытовые и этнографические
очерки // Вестник Европы. 1880. Т.4, ч. 7-8; Богаевский П.М. Сборник материалов по этнографии, издавае
мый при Дашковском этнографическом музее. Выпуск III. М., 1888; Смирнов И.Н. Вотяки. Монография.
Посвящается императорскому московскому археологическому обществу. Казань, 1890.

гих своих психологических черт они развили только одно упрямство, настойчивость, недоверие к чужим народам . Позиция авторов во многом объясняется их субъективизмом. Известно, что при описании чужих народов сначала выделяются самые необычные явления, безотносительно того, к каким аспектам жизни они относятся, к тому же часто абсолютизируются как несовершенные, а потому неприемлемые . Исследователи были далеки от изучаемого народа, в своих выводах исходили из собственных ценностных ориентации, первого впечатления, которое зачастую оказывалось обманчивым, фиксировали лишь внешние формы явлений, не пытаясь вникнуть в их сущность. Даже, Г.Е. Верещагин, удмурт по национальности, проживший среди изучаемого народа всю жизнь, осуждал отдельные традиции народа, поскольку подходил к их оценке с точки зрения христианской морали. Необходимо помнить и о том, что вторая половина XIX в. - это период проникновения в удмуртскую среду капитализма, формирования рыночных отношений, эрозии традиционных устоев, а также интенсивного расселения русских в пределах удмуртских общин, что приводило к обострению социально-экономических отношений, а, следовательно, и к замедлению процесса естественного сближения русских и удмуртов.

В работах авторов 20-х гг. XX в. (В.А. Максимов, М.И. Ильин6) оценка психологических черт удмуртов практически не изменилась. Связано это в основном с тем, что они опирались на дореволюционные исследования, а работы в основном носили компилятивный характер. Пожалуй, лишь К.П. Герд, В.П. Налимов отнеслись к взглядам своих предшественников критиче-ски, пытаясь выявить причины особенностей удмуртской коммуникации .

4 Кошурников B.C. Указ. соч. С. 39, 40; Верещагин Г.Е. Вотяки Сосновского края ... С. 19, 23.

5 Шкляев Г.К. Очерки этнической психологии удмуртов: Монография. Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 2003. С.
18-19.

6 Максимов В.А. Вотяки. Краткий историко-этнографический очерк. Ижевск: Удкнига, 1925; Ильин М.И.
Похороны и поминки вотяков Белебеевского района Башреспублики // Вотяки. Сборник по вопросам эконо
мики, быта и культуры вотяков. Кн. 1. М.: Центральное Издательство Народов Союза С. С. Р., 1926.

7 Герд К.П. Вотяк в своих песнях. Гл. 1. Песни о песнях // Вотяки. Сборник по вопросам экономики, быта и
культуры вотяков. Кн. 1. М.: Центральное Издательство Народов Союза С. С. Р., 1926; Налимов В. П. Отчет
этнографический экспедиции за 1926 г // Налимов В. П. Очерки по этнографии финно-угорских народов.
Ижевск-Сыктывкар, 2010.

Во второй половине XX - начале XXI в. коммуникативное поведение удмуртов в той или иной степени освещается сквозь призму системного под-

хода к изучению этноса (В.В. Пименов ), их религиозно-мифологической картины мира (В.Е. Владыкин, К.И. Куликов и М.Г. Иванова, Т.Г. Владыкина ), особенностей семейной и календарно-обрядовой жизни (Л.С. Христо-любова ), народной педагогики (Г.А. Никитина ), особенностей менталите-

та (А.Н. Петров ). Появляются труды, в которых вербальные символы рассматриваются в рамках филологических (Д.И. Арбатский, Г.Н. Лесникова, С.Ф. Васильев, В.Л. Шибанов, Т.Р. Зверева ) и этнопсихологических исследований (Г.К. Шкляев, И.П. Поздеева, Е.Я. Трофимова, В.И. Троянов, В.Ю. Хотинец ), с точки зрения философии (Ф.П. Пукроков, А.Г. Красильников-

Историография вопроса показывает, что специфика внутри- и межэтнической коммуникации удмуртского этноса недостаточно освещена, а потому требует специального углублённого научного анализа. На сегодняшний день она остаётся одной из актуальных, поскольку процессы коммуникации приобретают приоритетную роль, как в жизни отдельного человека, так и этноса в целом.

8 Пименов В.В. Удмурты. Опыт компонентного анализа этноса. Л.: Наука, 1977.

9 Владыкин В.Е. Религиозно-мифологическая картина мира удмуртов. Ижевск: Удмуртия, 1994; Куликов
К.И., Иванова М. Г. Семантика символов и образов древнеудмуртского искусства. Ижевск: УИИЯЛ УрО
РАН, 2001; Владыкина Т. Г. Мифология визуального и акустического в коммуникативном поведении уд
муртов // Вестник Удмуртского университета. 2008. № 5-1. С. 83-85.

10 Христолюбова Л.С. Семейные обряды удмуртов (традиции и процессы обновления). Ижевск: Удмуртия,
1984; Она же. Калык сямъесты чакласа. Ижевск: Удмуртия, 1995.

11 Никитина Г.А. Народная педагогика удмуртов. Ижевск: Удмуртия, 1997.

12 Петров А.Н. Удмуртский этнос: проблемы ментальности. Ижевск: Удмуртия, 2002.

13 Арбатский Д.И. Толкование значений слов. Семантические определения. Ижевск: Удмуртия, 1977; Лесни
кова Г.Н. Фразеология удмуртского языка. /Автореферат дис... канд.фил.наук. Ижевск, 1994; Васильев С.Ф.,
Шибанов В.Л. Под тенью зэрпала (дискурсивность, самосознание и логика истории удмуртов). Ижевск: Из
дательство Удмуртского университета, 1997; Зверева Т.Р. Отражение национального характера в фразеоло
гической картине мира // Исторические истоки, опыт взаимодействия и толерантности народов Приуралья:
Международная научная конференция. Ижевск, 2002. С. 320-327.

14 Шкляев Г.К. Межэтнические отношения в Удмуртии: опыт историко-психологического анализа. Ижевск:
УИИЯЛ УрО РАН, 1998; Он же. Очерки этнической психологии удмуртов: Монография. Ижевск: УИИЯЛ
УрО РАН, 2003; Поздеева И.П., Трофимова Е. Я., Троянов В. И. Национально-культурная специфика посту
латов речевого общения удмуртов // Традиционное поведение и общение удмуртов. Сборник статей.
Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 1992; Хотинец В.Ю. Этнические стереотипы: тендерный аспект (на примере
доминантных народов УР) // Вестник Удмуртского Университета. Философия. Психология. Педагогика.
Выпуск 2. 2008. С. 7-15.

15 Пукроков Ф.П. К вопросу о национальном характере удмуртов // Вестник Удмуртского Университета.
1996. №6; Красильников А.Г. Философия культуры: способ коммуникации как культурообразующий фактор
(на материале удмуртской культуры). Ижевск: УдГУ, 2008.

Цель исследования заключается в выявлении особенностей внутри- и межэтнической вербальной и невербальной коммуникации в поведенческих практиках современных удмуртов.

Для реализации цели исследования поставлены следующие задачи:

проанализировать теоретические подходы к изучению коммуникативных процессов в этнологии и смежных с ней научных дисциплинах;

выявить особенности вербальных символов, проанализировать современные стереотипные представления, возникающие в процессе коммуникации;

охарактеризовать особенности внутри- и межэтнической невербальной коммуникации удмуртского этноса;

составить ситуативную модель описания вербального и невербального поведения удмуртов.

Источниковой базой исследования являются неопубликованные полевые материалы (аудиозаписи, заполненные анкеты, результаты наблюдений, фотографии), собранные автором в ходе этнографических экспедиций и командировок в разные районы Удмуртии Большая часть полевых материалов сдана в рукописный фонд Научно-отраслевого архива Удмуртского института истории, языка и литературы УрО РАН (НОА УИИЯЛ УрО РАН. РФ. On 2-Н. Д. 1598. 55 л.). На руках автора остались заполненные анкеты, фотоматериалы, часть аудиозаписей интервью и бесед.

В ходе работы над диссертацией также был проанализирован целый ряд опубликованных источников:

- материалы периодической печати (республиканские газеты - «Извес
тия Удмуртской Республики», «Удмуртская правда», «Аргументы и факты в
Удмуртии», «Удмурт дунне», «гЬечбур», районные - «Алнашский колхоз
ник», «Сельская правда» (п. Яр), «Красное знамя» (Глазов), «Вперёд» (п. Ба-
лезино), литературный журнал УР «Луч», молодёжный общественно-
политический и литературно-художественный журнал «Инвожо»), содержа
щие в изобилии примеры вербальных знаков, используемых в коммуника-

тивном поведении удмуртов, и частично отражающие их стереотипные представления и коммуникативный настрой в межэтнической коммуникации;

тексты отдельных произведений художественной литературы (К. Митрей «Мон-А-Чим. Пичи обезьянлэн мадемез». Ижевск, 1927; К. Митрей «Секыт зпбет. Проза, поэзия». Ижевск 1988; Ф. Кедров «Катя. Кылбуръёс но повесть». Ижевск, 1989; В.Г. Короленко «Ненастоящий город». Глазов, 2005). Выбор данных произведений обусловлен желанием выявить особенности коммуникативного поведения, ценностных ориентации удмуртского этноса в представлениях аутентичных авторов и сторонних наблюдателей другой национальности. На примере ярких образов героев данных произведений были выявлены наиболее типичные особенности поведения этноса в зависимости от его эмоциональных состояний и социального статуса;

произведения устного народного творчества («Удмурт выжыклъёс: вотские сказки». Собрал И.Я Яковлев, Казань, 1920; «Адямилы гьеч лэсъты-са, ачид но гьечгес луисъкод. Удмурт калык пословицаос но поговоркаос». Ижевск, 1976; «Удмуртские народные сказки, мифы и легенды». Ижевск, 2008.) дали богатый материал по коммуникативным установкам внутри удмуртского социума и за его пределами;

фразеологические словари (К.М. Дзюина «Краткий удмуртско-русский фразеологический словарь» Ижевск, 1967; К.М. Дзюина «Средства образного выражения в удмуртском языке». Ижевск, 1996) позволили охарактеризовать вербальную коммуникацию;

- телевизионные передачи ТРК «Моя Удмуртия» {«Малы ке шуоно»,
«Иворъёс», «Шундыберган», «Мои егит»,
спектакль на удмуртском языке
«Яратон уг пересъмы»), а также спектакль на сцене Удмуртского националь
ного театра «Чибориё пиштэ шунды», художественные фильмы («Тень Алан-
гасара», «Узы-боры»)
дали целую галерею образцов не только вербального,
но и невербального диалогического поведения удмуртов.

Методологической основой исследования послужили труды зарубежных и отечественных исследователей коммуникативного поведения М. Мое-

са, Э. Холла, А.К. Байбурина, а также лингвистов Ю.Е. Прохорова и И.А. Стернина . В трудах названных авторов под коммуникативным поведением понимается вербальное и сопровождающее его невербальное поведение личности или группы лиц в процессе общения, регулируемое нормами и тради-циями общения конкретного социума . Поскольку феномен коммуникации является сложным социальным явлением, его изучение требует междисциплинарного подхода - этносоциального, лингвистического, психосемантического.

В работе использовались различные группы методов исследования. Метод прямого включённого наблюдения позволил зафиксировать коммуникативные особенности изучаемого этноса. Интервьюирование помогло выявить специфику коммуникативного поведения и опыта межкультурного общения. Информация о стереотипных представлениях молодёжи была получена методом анкетирования, которым охвачено 600 человек. Анкетные данные были подвергнуты факторно-аналитической обработке (использовался пакет прикладных программ статистической обработки SPSS 17 for Windows), в результате чего были построены семантические пространства. При верификации материала информантам, которыми являлись носители культуры, предлагалось охарактеризовать и конкретизировать выделенные коммуникативные признаки по заданной шкале, разработанной Ю.Е. Прохо-

1 Я

ровым и И.А. Стерниным .

Языковые формы и паралингвистические знаки, используемые в качестве материала исследования, отбирались по принципу частотности и соответствия той или иной ситуации на основании их использования носителями языка, когда они находятся в естественном языковом окружении. На завер-

16 Мосс М. Техники тела // Этнология. История этнологической и антропологической мысли: Антология. /
авт.-сост. Д.Г. Касимова. Глазов: Издательство Глазовского государственного педагогического института,
2008; Холл Э. Язык тела: Как понять иностранца без слов. М.: Вече, 1995; Этнические стереотипы поведе
ния / под. ред. А.К. Байбурина. Л.: Наука, 1985; Прохоров Ю.Е. Национальные социокультурные стереотипы
речевого общения и их роль в обучении русскому языку. М.: КомКнига, 2006; Прохоров Ю.Е., Стернин И.А.
Русские: коммуникативное поведение. М.: Флинта: Наука, 2006; Стернин И.А. Модели описания коммуни
кативного поведения. - Воронеж: Издательство Воронежского университета, 2000.

17 Прохоров Ю.Е., Стернин И.А. Указ. соч. С. 42.

18 Там же. С. 83.

шающем этапе осуществлено описание коммуникативного поведения народа в рамках ситуативной модели .

Систематизация, обобщение и научное осмысление имеющегося в распоряжении автора материала осуществлялось методами сравнительно-сопоставительного и типологического анализа, аналогии, синтеза, индукции и дедукции. Использование принципа объективности и системности способствовало более глубокому пониманию исследуемого явления с учетом конкретных исторических условий.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования заключается в том, что в отечественной этнологии междисциплинарное изучение проблем вербальной и невербальной коммуникации современных удмуртов предпринято впервые. На базе обширных оригинальных источников проанализированы истоки и эволюция стереотипов коммуникативного поведения удмуртов, выявлена специфика внутри- и межэтнической коммуникации, вычленены наиболее типичные вербальные и невербальные сигналы, распространенные на территории Удмуртии.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования полученных данных при подготовке фундаментальных трудов по истории, этнографии и культуре удмуртов. Аналитический и фактический материал может быть востребован в преподавательской деятельности при разработке лекционных курсов для гуманитарных факультетов вузов и средних специальных учебных заведений, а также в проектной, культурно-воспитательной, научно-познавательной деятельности специалистов республиканских министерств национальной политики, по делам молодёжи, учреждений культуры, общества «Знание», СМИ, национально-культурных объединений Удмуртской Республики и др.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Межэтническая коммуникация как многогранное явление требует комплексного и разностороннего изучения, следовательно, для получения

19 Стернин И.А. Указ. соч. С. 9-11.

объективного и достоверного знания в этой области необходим междисциплинарный подход.

  1. Вербальная коммуникация наиболее ярко отражает специфику удмуртского этноса - особенности его исторического развития, представления о социальных нормах и ценностях. Именно она, являясь одним из компонентов, определяющих этническое самосознание, делит удмуртское коммуникативное пространство на «своё» и «чужое», определяя таким образом сценарий коммуникативного поведения представителей этноса.

  2. Невербальная коммуникация определяется многими факторами: возрастом, полом, социальным статусом, степенью родства и знакомства. Она имеет ярко выраженную эмоциональную основу и выступает в качестве средства воздействия на собеседника и усиления вербальных выражений. Большинство жестов и мимика удмуртов носят общечеловеческий характер, поскольку чаще всего функционируют в эмоционально насыщенных, аффективных ситуациях.

  3. Включенность удмуртов в процессы межкультурной коммуникации, контакты с русскими, татарами и другими этносами, воздействие СМИ, глобальной сети Интернет привели к значительным заимствованиям сигналов и знаков невербальной и вербальной коммуникации.

Апробация исследования. Основные положения диссертационного исследования нашли отражение в 14 публикациях общим объёмом 3,5 п.л. (в том числе в одном издании, рекомендованном ВАК) и апробированы на различных конференциях - международных (Киров, 2008; Глазов, 2009, 2010; Ижевск, 2009), всероссийских (Тобольск, 2008; Сыктывкар, 2008; Сургут, 2008; Уфа, 2010; Ижевск, 2010) и региональных (Глазов, 2006).

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на расширенном заседании отдела исторических исследований УИИЯЛ УрО РАН и кафедры этнологии и регионоведения ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет».

Структура диссертации обусловлена логикой, целью и задачами исследования, состоит из введения, трёх глав, заключения, списка использованной литературы, трёх приложений.


© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net